Владимир Колычев  -  "Беринг и Чириков в Тотьме. Февраль, 1725 г.."

К 280-летию начала Первой Камчатской экспедиции под руководством капитан-командора Российского флота Витуса Беринга и его помощника лейтенанта Алексея Чирикова - первооткрывателей северо-западного берега Америки. К юбилейной дате шествия участников Экспедиции по Вологодским землям и через Тотьму в феврале 1725-го.

"Сего, 19 февраля,
Обоз прибывает в град Тотьму..."
... Когда же закончится эта земля,
Чтоб с парусом выйти на море?
В январском морозе застыл Петербург,
Когда мы его покидали.
Сам Пётр Алексеич - наш Царь, бог и друг
В слезах командора обняли.
А в Вологде с вьюгой настигла нас весть,
Что смерть Государя венчает.
Нам воля Петра - жизнь, Отечество, Честь.
Мы путь на Восток продолжаем.
Согласно Указу Государя
Дойдём до российских окраин,
Построим корабль, при попутных ветрах
Достигнем земель Аниана.

За Вологдой тракт нас привёл в Шуйский ям,
Там часть лошадей поменяли.
С Бобровского Сухоной гнали коняг,
Голодных волков отгоняя.
Отряд растянулся на несколько вёрст,
И люди, и лошади стынут…
Добраться до Тотьмы до первых бы звёзд,
Дать отдых себе и скотине.
В обозе везём мы во славу побед
Металл дорогой - не медали,
И эта дорога ведёт в Новый Свет,
Хоть «То-тьма» сей град и назвали.
В обозе - распиленные якоря,
Чертёж, парусина и мачты,
Мортиры, обшивка для корабля,
Струмент, экипаж и ... удача.

Уж в Савине ждёт городской голова:
«В постой по дворам, половинам.
Согреть, разместить, накормить караван.
Лошадкам овса, да в овины».
К обеду да чарке сажали к столу
Гостей из российской столицы.
На скамьях, полатях, а кто на полу
Устроились на ночь родимцы.
Как самых родных привечали отцы
И слушали умные речи.
А ушлые тотемские купцы
Свой ум напрягали купечий.

Наш писарь молоденький в мраке свечи
Строчит путевые скрижали:
Как дружно встречали обоз тотьмичи,
Как шубу с плеча предлагали.
- Начальнику видно годков сорок пять,
В мундире ... и выглядит строже...
- Не слабо, оравой такой управлять...
- Картавит... не русский, похоже.
- А этот юнец-офицерская стать,
Пожалуй в два раза моложе.
- Он ночью посты уходил проверять.
- Святой им угодник поможет.
Ночь Беринг и Чириков спорили вслух,
Как будто они не устали...
В избе на насесте проснулся петух
И куры заклекотали.
Хозяин поднялся – взлохмаченный дед.
Вода заплескалася в шайке.
Скотину кормить – вот забота чуть свет…
Вот печь затопила хозяйка.
И режется снова на стол каравай,
Хозяевам нету покоя,
Картошка в мундире и чарка - за край,
А в миске дымится жаркое.
Сноровисто люди подсели к еде,
В обряде естественных таинств
Молитву прочли догоравшей звезде,
Но чарки
        касаться не стали.
И снова в дорогу,
    на Устюг маршрут,
           встречь солнцу,
                  откуда светает...
* * *
Мы знаем:
они - то что ищут - найдут,
Досадно, что мы потеряем.

 

Автор благодарит за помощь
в уточнении документальных моментов
Татьяну Сергеевну Фёдорову –
Главного специалиста ЦГА Военно-морского флота, г. Санкт-Петербург.