Владимир Колычев  -  "Наследие. Город Тотьма"

В «синем доме» на тотемской улице
Век минувший прославил творец.
Мне порою, возможно, чудиться:
Жил здесь славный весёлый купец.

Как с зари до зари - без отбоя -
Струн серебряных слышался звон,
И светился в окошках с резьбою
Керосиновый, модный плафон.

Время круглой монетой катило,
И купца заменило ГОРПО
Электричество дом осветило,
Стук костяшек счетов - как в депо.

Рубль советский сменяет полушку,
Здесь торговля велась в образец.
Ну, а дом всё стоял, как игрушка -
Так похож на музейный ларец…

Вновь эпоха «застоя» сменилась
На купеческое ремесло.
Старине, что веками ценилась,
С новым барином не повезло.

В «синий дом» как-то с грохотом въехал
Рынок с тысячью нужных вещей:
Пневмодрели… и электровеник…
Гвоздь с набором китайских клещей.

Тут торговля пошла очень бойко.
Тесно стало.
Скопился «навар».
Занялся нью-купец новостройкой
На задворках отгрохал амбар.

Ну, а этот домишко синюшный
Так застил нью-купцу белый свет,
Что к наследью делец равнодушный
Дом бульдозером смёл за момент.

Счёт у новых дельцов на «лимоны»
Счёт без стука холодных сердец
Не купцы, не жрецы, не патроны,
И отечество им - не отец.

Всё решающий градоначальник -
Образ Тотьмы – его ремесло!
Грея руки об электрочайник,
Говорит, мол, старьё отжило.

А одна несерийная душка
Что в партнёрстве с известною Клио
«Синий дом» обозвала «гнилушкой».
«Пусть всё сносят…» - добавив брезгливо.

Я спросил: ты не будешь стариться?
Ведь когда нам за пятьдесят,
Так легко с беззащитным справиться -
Как «гнилушку» в расход списать…

И никто не осудит проказника,
Не обходит «амбар» за версту…
Раскупили все медные тазики,
Чтобы спрятать свою наготу?

* * * * *

Стариной городок наш гордится !!!
Только что от неё осталось?
Год рождения «тысьча сто тридцать…»
и...
спокойствие маргинала.