Улицы города.


А Б В Г Ж З И К Л М Н О П Р С У Х Ч Щ Ю Я

УЛИЦА  ГИЛЯРОВСКОГО

Недавно на одной из старых улиц Вологды появились новые таблички с именем широко известного русского писателя В. А. Гиляровского, деятельность которого тесно связана с нашим краем. Именно здесь, в Заречье, жил знаменитый дядя Гиляй.

В. А. Гиляровский родился 26 ноября 1853 года в глухих сямских лесах Вологодской губернии. Рассказывая о своем жизненном пути в книге «Мои скитания», он писал:
«Родился я в лесном хуторе за Кубенским озером, и часть детства своего провел в дремучих домшинских лесах, где по волокам да болотам непроходимым медведи пешком ходят, а волки стаями волочатся. В Домшине пробегала через леса дремучие быстрая речонка Тошня, а за ней, среди вековых лесов, болота. А за этими болотами скиты раскольничьи, куда доступ был только зимой, по тайным нарубкам на деревьях, которые чужому и не приметить, а летом на шестах пробираться приходилось...»

В этой лесной глуши и протекало раннее детство будущего писателя. Его отец, сам белозер, был помощником управляющего лесным имением, а мать — дочь запорожца, бежавшего после разгрома Сечи на Север.

В 1860 году семья Гиляровского переехала в Вологду и поселилась на Калашной улице. Через пять лет мальчик поступил в Вологодскую гимназию. От этого «храма наук» у него мало что хорошего осталось в памяти. По воспоминаниям Гиляровского, здесь учили «чему-нибудь и как-нибудь».

Озорного и не привыкшего к чинопочитанию гимназиста за «злые шутки» и «пакости на наставников» не раз сажали в карцер.

Учась в гимназии, Гиляровский сблизился со ссыльными, бывал у них на вечеринках и состоял в подпольном кружке. В летнюю пору занятия кружка нередко проводились в глухом саду при его доме.
«Нигилисты», как тогда называли революционеров-народников, просвещали гимназиста по части политики. Однажды один из ссыльных дал почитать запрещенный роман Чернышевского «Что делать». Под непосредственным влиянием этого романа в жизни Гиляровского произошел поразительный факт.

В 1871 году юноша, не окончив гимназию, без согласия родителей, без гроша в кармане ушел из дома и стал бродяжничать. Задавшись целью изучить жизнь простого народа, он сделался бурлаком на Волге. Потом нанялся чернорабочим на белильный завод, где, как писал, «умывался не водой, а потом».

В 1878 году Гиляровский «к великой радости отца» возвратился в Вологду. Пребывание в родном доме на этот раз было кратковременным. Получив письмо от старого знакомого артиста Долматова с приглашением в его труппу, Владимир Алексеевич становится актером. С этого времени начинаются скитания по Руси — «из Вологды в Керчь, из Керчи в Вологду».

Когда началась русско-турецкая война, Гиляровский добровольно уехал на фронт. За храбрость получил Георгиевский крест. Был ранен. По выздоровлении перекочевал в Москву, которую любил горячей любовью, и отдался литературе.

Владимир Алексеевич писал рассказы и очерки. Имя Дяди Гиляя было очень популярно. Недаром его называли «королем репортеров».

В 1887 году Гиляровский собрал свои произведения, объединенные общей темой, в одну книгу «Трущобные люди». Но этой книге в то время не суждено было увидеть свет. Как «зловредную», ее конфисковали и сожгли в полицейском участке. А на самого автора с тех пор стали смотреть как на опасного сочинителя. Цензоры придирались к каждой строчке, выходившей из-под пера талантливого литератора.

Вечно чем-нибудь занятый и торопливый, Гиляровский в поисках материала пренебрегал любой опасностью, не раз и не два спускался в подземелье нищеты, водился с обитателями ночлежек, заводил знакомства с актерами, писателями и другими нужными людьми. Бывало, неведомо почему, внезапно исчезал из Москвы и оказывался то в Миргороде и Астрахани, то в Орле и Орехово-Зуеве.

Да мало ли где побывал этот неугомонный человек! А однажды, поехав в Албанию, вдруг оказался в Белграде и едва, по словам Н. Телешева, унес оттуда свою голову. Дело в том, что Владимир Алексеевич послал корреспонденцию, в которой выводил на «свежую воду» тогдашнего короля Милана. За раскрытие королевских интриг над ним хотели было учинить расправу.

В 1882 году Гиляровский снова оказался в Вологде. Задавшись целью оружием слова защищать народные интересы, он опять сближается со ссыльными, встречается с Германом Лопатиным и писателями, находившимися в вологодской ссылке. Одновременно готовит к печати рукописи и обрабатывает письма, ранее посланные отцу.

После «Трущобных людей» В. А. Гиляровский выпустил сборники рассказов и очерков: «Нищие» (1896), «Негативы» (1900), «Были» (1909), «Грозный год» (1916) и другие. В своих произведениях писатель создал глубоко человечные образы так называемых «люмпенов» — людей городского «дна», трущоб и подвалов.

Дядя Гиляй писал также и стихи. Любимым героем его поэзии был народный вожак Степан Тимофеевич Разин. Под впечатлением народных сказок и возвышенных патриотических чувств у него родилась поэма о вожде волжской вольницы.

Судьба сложилась так, что демократ Гиляровский не вступил на революционный путь, но всегда, как мог, защищал народные интересы. Будучи уже в почтенном возрасте, он с восторгом встретил Октябрьскую революцию и с радостью воскликнул: «Свежим воздухом пахнуло, и умирать не хочется».

Все последующие годы, вплоть до смерти, Владимир Алексеевич работал с удивительной энергией, торопясь рассказать о том, что он знал и помнил. Помнил же Дядя Гиляй необычайно много. Одна за другой выходили такие его книги, как «Мои скитания», «Москва и москвичи», «Люди театра», «Трущобные люди», поэмы «Петербург» и «Стенька Разин». Раскрывая многие события отошедшей жизни, они являются существенным вкладом в советскую литературу.

Почти в центре Москвы, на шумном Столешниковом переулке, есть старый дом под номером девять. У подъезда его, на видном месте водружена мемориальная доска:

«Здесь жил писатель
ВЛАДИМИР АЛЕКСЕЕВИЧ ГИЛЯРОВСКИЙ
с 1886 по 1935 год».

Над доской на красном порфире прикреплен барельеф Дяди Гиляя. Скульптор Б. П. Барков изобразил писателя таким, каким знала его Москва. В мерлушковой папахе, сдвинутой на правое ухо, шубе нараспашку. Владимир Алексеевич, чуть-чуть улыбаясь в свои пушистые усы, смотрит на бесконечный поток москвичей.

В квартире Дяди Гиляя все сохранено так, как было сорок лет назад. Стены завешены картинами и этюдами, подаренными художниками. На своем месте — стул-кресло. Рядом маленький диванчик. На кафельном столе — книги и пачки газет. С портрета смотрит Л. Н. Толстой. Великий писатель собственноручно подарил его знаменитому москвичу.

Как и встарь, в «Столешники» заглядывают писатели. Они приходят сюда для того, чтобы посмотреть, где жил и работал Дядя Гиляй. Не забывают своего земляка и вологжане. Поэт Александр Романов, не раз посетивший этот уникальный мемориальный музей, по давней традиции оставил свою памятку:

Теперь-то я отлично знаю,
Что ничего отрадней нет,
Чем заглянуть на яркий свет
В квартиру дядюшки Гиляя.

Произведения В. А. Гиляровского, переиздаваемые центральными издательствами, стали достоянием миллионов читателей. В 1958—1959 годах в Вологодском книжном издательстве массовыми тиражами вышли в свет книги «Мои скитания» и «На жизненной дороге», в которые включено много нигде ранее не публиковавшихся вещей. Отдельным изданием выпущен очерк В. В. Гуры «Жизнь и книги дяди Гиляя».

Проходя по улице Гиляровского, мы всегда будем вспоминать об этом талантливом писателе, сделавшем людям так много добра и оставившем в наследство потомкам чудесные книги.

<<< Назад В начало Далее >>>