Знаменитые люди Вологды


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ч Ш Щ Э Ю Я

Черношеин Василий Алексеевич

Старший сержант, родился в 1924 году в деревне Шельмяшево Грязовецкого района. В 1928 году семья переехала в Мурманск, а затем в Ярославль, где Василий Алексеевич работал на заводе «Свободный труд». В 1942 году призван в армию.

Звание Героя Советского Союза присвоено Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 мая 1946 года.

Место жительства в городе Ногинске Московской области.

Немцы пытались остановить наши наступающие части на берегах Тиссы. Переправа началась под ураганным огнем противника. Форсировать реку в тот день не удалось. Лишь понтон с орудием Черношеина и четырьмя пехотинцами достиг цели.

Пехотинцы помогли артиллеристам оттащить орудие от берега и сразу же залегли. Навстречу развернутым строем двигались шесть «тигров». Железные чудовища быстро приближались, а командир орудия не спешил открывать огонь.

Пехотинцы с недоумением поглядывали на припавшего к прицелу сержанта. Когда до ближайшего танка оставалось метров 250—300, Черношеин скомандовал:
— Огонь!

Танк загорелся. А Василий Алексеевич снова замер у прицела. Вот загорелся второй танк, за ним третий... Остальные, поставив дымовую завесу, повернули обратно.

Облегченно вздохнув и вытирая выступившие на лице капли пота, Черношеин приказал:
— Сменить позицию!

Пушку откатили как можно дальше. Черношеин не ошибся. Фашисты начали обстреливать берег из минометов и орудий. Как только залпы смолкли, вдали показались три танка. Они вернулись, чтобы убедиться, что с горсткой советских храбрецов покончено. Но пушка снова заработала. Один из «тигров» сразу же загорелся. Два других, обнаружив новую позицию артиллеристов, ринулись вперед. В расчете Черношеина были убиты наводчик и заряжающий. Сержант продолжал посылать снаряды. Запылала еще одна вражеская машина. Снаряды подходили к концу. Их оставалось немногим больше двадцати. Добрая половина — осколочные. Последним термитным снарядом удалось поджечь шестой танк.

Начало темнеть. Солдаты, оглушенные боем, присели отдохнуть. Василий Алексеевич осмотрел ребят. Шинели измазаны глиной, лица черны от пороховой копоти. Людям нужен отдых. Но отдыхать не придется. Командир расчета не сомневался, что утром немцы всеми силами будут стараться их уничтожить.
— Спать будем потом, а сейчас рыть траншеи,— приказал Черношеин.

Застучали лопаты. Каждый знал: хорошо укроешься — выстоишь, победишь.

Вдруг кто-то крикнул:
— Окружают!

Черношеин вскинул к глазам бинокль. В густеющих сумерках он разглядел группу солдат в советской форме. За плечами — катушки с телефонным кабелем. Василий Алексеевич облегченно вздохнул и опустил бинокль.
— Свои, — успокоил он товарищей,— связисты.
— Живучи вы, черти, — сказал сержант-связист, подходя к артиллеристам.— С того берега страшно смотреть, как вас фрицы колотят...

Связь заработала. Черношеин взял телефонную трубку и услышал голос командира полка:
— Как дела?
— Держимся.
— Знаю. Потери?
— Убиты двое из расчета и двое у пехотинцев. Снарядов мало...
— Нужно держаться!

Ночью почти не спали. А утром воздух сотрясли залпы орудий. В стереотрубу было видно, как снаряды разносили в щепки фашистские укрепления. Черношеин корректировал огонь батарей, стоящих на другом берегу. Начали ответную стрельбу и фашисты. Они поняли, что сейчас советские войска вновь начнут форсировать реку.

К берегу помчались бронетранспортеры. А на позицию Черношеина двигалось до роты солдат. Приказав пехотинцам отбивать атаку пулеметным огнем, Василий Алексеевич продолжал бить по бронетранспортерам. Когда на исходе были последние снаряды, он услышал сзади дружное «ура!» Это наши роты, высадившись на берег, пошли в атаку...

Войну Василий Алексеевич закончил в Праге. На счету его боевого расчета — 26 уничтоженных танков и 150 огневых точек противника.

<<< Назад В начало Далее >>>