Епархиальная жизнь и церковная интеллигенция

В преддверии XX столетия в среде служителей церкви стал формироваться слой провинциальной церковной интеллигенции. Это преподаватели учебных заведений церковного ведомства (семинарий, духовных училищ, церковно-приходских школ), сотрудники местных церковных газет, священники, преподававшие в школах и гимназиях, т. е. все те, кто занимался высококвалифицированным преподавательским, журналистским, исследовательским и просветительским трудом.

Их деятельность наполняла общественное служение Церкви новым содержанием, делала его все более созвучным эпохе. Благодаря им стало формироваться осознание епархиального единства, общности его прошлого и настоящего.

Церковных интеллигентов сближали не только ведомственное единство. Они были, как правило, из потомственного духовенства, учились в одной системе духовных учебных заведений. Их роднили семейные и бытовые традиции, близость Нравственных и мировоззренческих ориентиров. Благодаря этому церковная интеллигенция Севера, “распыленная” по небольшим городкам, отстоявшим друг от друга на огромные расстояния, сосредоточенная значительными группами лишь в губернских (Архангельск, Вологда, Петрозаводск) и в некоторых уездных (Устюг, Олонец, Каргополь, Тотьма, Белозерск) городах, довольно скоро стала ощущать свою общность и высокое назначение.

Провинциальная церковная интеллигенция начала выводить духовное сословие из состояния корпоративной замкнутости. Она охотно шла на сотрудничество с земской интеллигенцией, на совместное обсуждение местных проблем, создание просветительских, 'благотворительных и научных союзов.

Наиболее ярко общественное служение епархиальная интеллигенция проявила в развертывании просветительской и научной деятельности. Отдельные священнослужители вели такую деятельность в XIX веке и прежде—епископ Вологодский Евгений (Болховитинов), архиепископы Олонецкие Игнатий и Аркадий, архангельский священник К. С. Молчанов (умер в 1812 г.)—автор “Описания Архангельской губернии”, петрозаводский священник П. Солярский — автор “Записок по нравственному богословию” и “Библейского словаря” и др. Но тогда это был подвижнический труд одиночек. В конце же столетия научная и просветительская деятельность церковной интеллигенции стала приобретать общеепархиальный характер.

В 1896 г. в Вологде при Вологодском епархиальном древнехранилище была создана “Постоянная церковно-археологическая комиссия любителей истории и древностей”. Председателем комиссии стал И. Н. Суворов. Он и его отец Н. И Суворов (преподаватель Вологодской духовной семинарии) были известными историками-краеведами, труды которых были на уровне самых высоких требований того времени. Н. И. Суворовым было опубликовано около 300 работ, главным образом по истории. Суворовы принадлежали к тем историкам XIX—начала XX вв., которые считали, что любой факт, даже малозначительный, должен быть сохранен для потомков. Их труды со временем сами стали редким и ценным источником по истории Вологодского края.

Плодотворно трудились в комиссии служители церковного ведомства и священники: С. А. Непеин, Е. Н. Бурцев, Ф. Малевинский. Одна за другой выходили в свет книги “Описаний свитков, находящихся в Вологодском епархиальном древнехранилище”, брошюры с описанием церквей, монастырей и святынь Вологодчины. На глазах одного поколения была воссоздана— в образах и фактах—история епархии.

Еще раньше, в 1887 году, в Архангельске начал работать Комитет по собиранию и хранению письменных и вещественных памятников, с 1891 года—Церковно-археологический комитет. При нем в здании Михайло-Архангельского монастыря было создано древнехранилище (музей), где коллекционировались памятники старины. Оно стало одним из первых в России музейных учреждений этого типа. Вдохновителем начинания стал Ю. М. Сибирцев—бессменный директор древнехранилища-музея, видный знаток древнейшей письменности Севера, получивший в 1928 году высокое звание члена-корреспондента АН СССР. Его перу принадлежит и богатейший по наблюдениям и фактам труд “Исторические сведения из церковнорелигиозного быта г. Архангельска в XVII и первой половине XVIII века”, опубликованный в местных “Епархиальных ведомостях”. Им фактически заложена основа для написания истории епархии.

Известным к тому времени историком, богословом и педагогом был и его отец—Михаил Иванович Сибирцев. Видными учеными стали его братья—Н. М. Сибирцев—ученик Менделеева, соратник Докучаева, основатель отечественного почвоведения, Е. М. Сибирцев—исследователь флоры и почв Беломорья.

Благодаря деятельности комитета, при поддержке епархиальной власти, в Архангельске стало возможным написание и издание 3-томного труда “Краткое историческое описание приходов и церквей Архангельской епархии”. Его готовили священники всей епархии—обращались к архивным документам, приходским летописям, воспоминаниям очевидцев. Это был первый коллективный церковно-краеведческий труд подобного размаха.

Серьезной публикаторской и исследовательской деятельностью занимались выпускник Московской духовной академии В. П. Шляпин (Устюг), преподаватель Н. П. Успенский (Кириллов), священник Е. Мерцалов (Петрозаводск), многие другие.

Исследовательская и творческая деятельность находила широкий выход в местной церковной периодике. С 1864 г. начали выходить в свет “Вологодские епархиальные ведомости”, с 1885—“Архангельские епархиальные ведомости”, с 1898—“Олонецкие епархиальные ведомости”. По традиции тех лет каждый выпуск газеты состоял из двух частей—официальной, где сообщались распоряжения епархиальной власти, телеграммы, сообщения и т. п., и неофициальной, в которой размещались публицистические и исследовательские материалы, очерки и рассказы, образцовые проповеди, речи, разъяснения по вопросам веры и др. Живые картины приходской и монастырской действительности вскрывали проблемы церковного служения. Газеты имели неоценимое значение для формирования чувства общности служителей Церкви, своевременного информирования об общеепархиальных и общецерковных делах и заботах. Местная церковная публицистика охотно выписывалась и читалась в провинции.

Особую сторону общеепархиальной деятельности церковной интеллигенции представляли церковно-православные братства: Всемилостивого Спаса в Вологде, Стефано-Прокопьевского в Устюге, Александро-Свирского в Петрозаводске и др. Они пытались решать две задачи: усилить религиозно-воспитательное воздействие на население и активизировать христианскую благотворительность. Членами братств становились прежде всего священники. Средства складывались из взносов, пожертвований, доходов от книжной и иконной торговли. Братства организовывали публичные религиозно-назидательные чтения, духовные концерты, выставки, бесплатные столовые, материальную помощь ученикам церковных школ, создавали воскресные школы, бесплатные читальни. Количеством своих членов и действенностью мероприятий эти и другие церковно-филантропические организации заметно превосходили аналогичные светские учреждения. И, несмотря на то, что специфика Севера придавала этим братствам ярко выраженную антираскольническую направленность, они значительно оживили интерес к православной культуре и морали, церковной истории и вопросам веры.

С 1860-х годов в рамках Православной церкви вырастает особое, только ею курируемое, подразделение российской начальной школы. Это были школы грамотности, воскресные школы и церковно-приходские школы. По замыслу их создателей, эти типы начальной школы должны были распространять грамотность, элементарные знания о природе и истории, а также воспитывать любовь к Церкви, царю и Отечеству. К обучению в них допускались лица, имевшие свидетельства на звание народного учителя. На первых порах таковыми становились сами священники или выпускники семинарий и училищ, не имевшие сана. Затем стали приезжать выпускницы епархиальных училищ.

Повсеместно строились школьные помещения, закупались книги и школьные принадлежности, оборудование, заготавливалось топливо и т. д. Была налажена инспекция приходских школ, оценка уровня знаний учеников. В каждой епархии периодически проводились летние курсы учителей, обобщался лучший опыт.

Показательно, что в деятельности учителя церковноприходской школы ценилось не только владение методикой обучения, но и умение воспитывать своих учеников в духе христианских добродетелей.

Созданная таким трудом сеть школ была весьма внушительна. Так, в пределах Архангельской епархии в 1906 году действовало 169 церковно-приходских школ (более 7 тыс. учеников) и еще 84 школы грамотности (более 2 тыс.). В Вологодской епархии с 1885 по 1894 год было открыто 312 церковно-приходских школ. В Петрозаводской—в 1907 г. было 116 школ грамоты и 210 церковно-приходских школ с общим числом учащихся более 7 тыс. чел. 16 лет трудился здесь епархиальным наблюдателем церковно-приходских школ священник Николай Чуков (впоследствии митрополит Ленинградский и Новгородский Григорий, умер в 1955 г.), создав в Карелии одну из лучших по тем временам сеть начальных школ.

Церковно-приходская школа была на Севере самым распространенным типом начальной школы. Важно и то, что она удовлетворяла крестьянство. Она была доступна, соединяла обучение с традиционным крестьянским воспитанием, вызывала доверие и тем, что там преподавал местный священник.

Очевидно, что епархиальная жизнь XX века все больше разворачивалась к просветительской, благотворительной и общественной деятельности ради решения социальных проблем своей епархии, уезда, прихода.