Служить Вологде великому князю или Великому Новгороду? (XIII—XIVвека)

Из тьмы первых столетий вологодской истории до нас дошли лишь несколько известий, кратких, как телеграммы, и похожих на сводки с фронта. Это только упоминания Вологды — видимо, небольшого северо-восточного городка, то строящегося, то разоряемого в схватке соперничающих друг с другом княжеств разобщенной тогда Руси. Едва появившись, Вологда стала одним из объектов столкновения интересов двух крупнейших политических центров Руси — Великого Новгорода и великих князей, сначала из Твери, а затем из Москвы. Вологду завоевывал то князь, то Новгород. Она переходила из рук в руки, много раз была разграблена, горела от пожаров и отстраивала свои укрепления заново.Средневековые шахматы из кости, найденные в ходе раскопок И. П. Кукушкина в Вологде. Вологжане вели сражения не только на поле боя, но и на шахматной доске

Вот несколько первых известий о Вологде, имеющих для нас исключительную ценность.

Год 1264. Впервые Вологда упомянута в древнейшей из известных договорных грамот (документе, разграничивающем полномочия по управлению северными территориями между Новгородом и тверским великим князем Ярославом Ярославичем) в длинном перечне подвластных Новгороду волостей. Новгородские владения простирались в это время до Северного Урала на востоке, Беломорья и Кольского полуострова на севере. Вологда была одной из юго-восточных пограничных волостей этого крупнейшего европейского государства своего времени.

Аналогичные упоминания Вологды в грамотах встречаются на протяжении двух столетий еще десять раз, вплоть до 1456 года. Стабильность принадлежности Вологды Новгороду, впрочем, кажущаяся: сам факт периодического составления договорных грамот свидетельствует, что судьба города каждый раз была предметом переговоров. Несмотря на обилие в тексте грамот «верноподданнических» по отношению к князю заявлений новгородцев, в борьбе за стратегически важный пункт обе договаривающиеся стороны пускали в ход все средства.

Год 1273. Сразу три общерусские летописи — Новгородская первая летопись, Воскресенская и Никоновская — сообщают, что тверской великий князь Святослав Ярославич нападает на три ближние к его землям юго-восточные волости Новгорода, в том числе Вологду, и возвращается с большой добычей и пленными. Причем в походе наряду с тверскими воинами принимали участие союзные иноплеменники — воины хана («царя») Золотой Орды. Вот сообщение Никоновской летописи: «В лето 6781 (1273. — А. С.)... князь велики тверский Святослав Ярославович, внук Ярославль ... иде съ татары царевыми и воеваша новогородцкиа власти: Волок, Бежичи, Вологду, и со многим полоном возвратишася во Тверь».

Год 1303. Запись из рукописи конца XV века сообщает: «В лето 6711 (ошибка переписчика; имеется в виду 6811 (1303) год. —А. С). Създана бысть на Вологде церкви въ имя Пресвятыа Богородица и священна бысть благоверным епископом Новгородскым Феоктистом при благоверном князе Андреи и сыне его Михаиле. И свешена бысть в 15 день августа на память Успения». Эта запись была найдена сравнительно недавно в составе рукописи конца XV века и опубликована с подробными комментариями В. А. Кучкиным в книге «Формирование государственной территории Северо-Восточной Руси в Х-XIV вв.».

Храм, судя по освящению его архиепископом, был соборным. Это Члены военно-исторического клуба в изготовленных своими руками доспехах средневековых воинов на набережной Вологдыдревнейшее сохранившееся упоминание о церковном строительстве в Вологде. Конечно, нельзя полагать, что эта церковь была первой в городе, существующем уже десятки лет. Церковь всегда строилась в числе самых первых сооружений даже самого малого русского городка. Личное освящение нового храма архиепископом свидетельствует о немалом политическом значении Вологды. Очень важно другое обстоятельство: известен и упоминаемый в записи современник Феоктиста князь Андрей - это великий князь владимирский Андрей Александрович, действительно имевший сына Михаила. Но упоминание владимирского великого князя в связи с событием в Вологде может означать лишь наличие его власти здесь! На сложность и противоречивость политической ситуации в Вологде этого периода указывает присутствие на освящении храма Новгородского архиепископа.

Фрагмент договорной грамоты Новгорода с тверским великим князем Ярославом Ярославичем (1264 год):

«Благословение от владыкы, поклон от посадника Михаила, и от тысяцькаго Кондрата, и от всех соцьских, и от всех старейших, и от всего Новагорода к князю Ярославу... Держати ти Новъгород по пошлине, како держал отец твои. Грамот ти, княже, не посужати. А мужа ти без вины волости не лишати. А бес посадника ти, княже, волостии не роздавати, ни грамот даяти. А волостии ти, княже, новгородьскых своими мужи не держати, но держати мужи новгородьскыми; а дар от тех волостии имати. А се волости новгородъскые: Волок съ всеми волостьми, а держати ти свои тивун на половине, а новгородець на половине в всей волости Волоцъской; а в Торожку, княже, держати тивун на своей пясти, а новгородець на своей чясти; а Городець, княже, дал Дмитрии с новгородци Иванку, а того ти, княже, не отъяти. А се волости новгородьскые: Бежиче, Городець, Мелечя, Шипино, Егна, Вологда, Заволоцье, Колоперемь, Тре, Перемь, Югра, Печера».

Грамоты Великого Новгорода и Пскова. М.; Л., 1949. С. 9.

 

Из договорной грамоты Новгорода и тверского великого князя Михаила Ярославовича (1304-1305 годы):

«А въ Вълъгде ти тиуна не дьржати. А судиям твоим ездити по волости, куда пошло, лете с Петрова дни, по пошлине. А что пожен княжих, то князю; а новгородъское Новугороду».

Грамоты Великого Новгорода и Пскова. М; Л., 1949. С. 9.

Около 1957 года в Вологде была сделана уникальная для вологодской археологии находкаСвинцовые княжеские печати крупной (диаметром 29 мм) подвесной свинцовой княжеской печати. Вещь была передана в Государственный Эрмитаж и опубликована В. Л. Яниным. На одной стороне печати помешена фигура святого-воина, сопровожденная плохо читаемой надписью «Ди» — возможно, здесь изображен святой Димитрий Скепсийский. На оборотной стороне — фигура архангела, сопровожденная буквой «М» — архангел Михаил. В. Л. Янин установил, что печать могла принадлежать сыну великого князя Михаила Ярославича - владимирскому князю Димитрию Грозные Очи, находившемуся на великом княжении в 1322—1325 годах. Как видим, с помощью изображений святых на обеих сторонах этой печати оказались «зашифрованы» имя и отчество ее владельца.

Годы 1304—1305. Вологда снова упомянута в перечне владений Новгорода, но в ней уже находится и великокняжеский тиун — представитель тверского великого князя Михаила Ярославича. Это прямое указание на существование своего рода «двоевластия» в Вологде. Хотя новгородцы прямо заявляли князю в договорной грамоте, что «в Вологде тебе тиуна не держать», двоевластие, возможно, имело место и в дальнейшем: на сохранившемся подлиннике этойИкона «Святая Троица (Зырянская)». Конец XIV века. Привезена в Вологду в 1788 году академиком Я. Фризом из Троицкой Вожемской церкви Яренского уезда Вологодской губернии. Находилась в Воскресенском, а затем в Софийском соборе. Один из древнейших памятников устюжской иконописи. Авторство иконы приписывается святому Стефану Пермскому (1340—1396) — крестителю и просветителю народа коми. грамоты стоит лишь одна новгородская печать.

Возможно, какие-то великокняжеские владения в волости Вологда сформировались уже в начале XIV века, в годы княжения Андрея Александровича. О сохранении влияния великих князей на часть вологодской территории и в течение последующих десятилетий свидетельствует единичная случайная находка в Вологде свинцовой вислой печати. Судя по изображениям, эта печать скрепляла когда-то акт владимирского князя Дмитрия Михайловича, занимавшего великокняжеский престол в 1322—1325 годах. Адресатом официального княжеского документа в Вологде могло быть только какое-либо подчиненное князю должностное лицо, которое, очевидно, было уполномочено управлять некоторыми принадлежащими князю владениями.

Все чаше великий князь одерживал победу, и влияние Новгорода на Вологду ослабевало: в 1393 и вторично в 1397 году великий князь Василий Дмитриевич захватывает новгородскую Вологду. Несмотря на то, что Новгород еще на протяжении полутора столетий (до самого момента потери государственной самостоятельности) отстаивал принадлежность Вологды к числу своих волостей, уже к началу XV века Вологда фактически становится частью московских земель, и теперь уже новгородцы, безуспешно пытаясь восстановить свою власть, несколько раз атакуют и разграбляют город. Это было в 1398, 1401, 1408 годах.