Торговля

Из книги А.И. Сазонова и Е.А. Старикова "Моя Вологда. Город нашей памяти"

Вспомните, куда мы, вологжане, ездили в 1970—1980-е годы за промтоварами? Правильно — в город! В жилых Универмаг. Фото 1960-х - начала 1970-х годовмикрорайонах строили лишь продовольственные и овощные магазины.

Все же ради справедливости стоит отметить, что в эти годы в Вологде стали появляться специализированные магазины. Народ месяцами стоял в очередях за прогрессовскими шкафами в Доме мебели. После пуска на улице Клары Цеткин второй очереди универмага главный магазин Вологды стал в два раза больше. Открытие Дома быта на той же улице было встречено «на ура» местными модницами. Появление Дома книги стало праздником для всей читающей публики. На улице Герцена, в соединяющей три девятиэтажки пристройке, открылся «Салон для новобрачных». В народе торговый ряд у девятиэтажек называли «Три богатыря». Действительно, в еще деревянной и только застраивающейся пятиэтажной Вологде эти дома выглядели настоящими богатырями.

Отдельно стоит упомянуть об открытии на улице Мира в августе 1978 года магазина «Яхонт». Он стал первым сугубо ювелирным магазином в Вологодской области. До этого в магазинах Вологды были только небольшие ювелирные отделы. Новый магазин поражал своими размерами, оригинальным интерьером и постоянным наличием в торговом зале... сурового милиционера. Молодожены покупали кольца только по специальным приглашениям, выдаваемым в ЗАГСе. Магазин "Ленинградский". Фото 1980-х годовОстальные трудящиеся в ожидании завоза порой дневали и ночевали у «Яхонта» — золото во все времена является весьма востребованным товаром...

Нельзя не упомянуть в моем повествовании и о большом продовольственном магазине «Ленинградский» в самом центре города. В нем даже время от времени продавался большой дефицит того времени — 250-граммовые баночки майонеза! И еще в магазине был газетно-журнальный киоск, уникальный в своем роде. Только здесь разложенную на прилавках печатную продукцию можно было полистать. Здесь же продавались коллекционные марки стран социализма: от ГДР до Вьетнама и Монголии.

Трудно сказать, почему магазин назывался «Ленинградским». По одной из версий — в 1930-е годы его капитально перестроили ленинградские строители. Надо отдать должное фирме «Континент» и ее директору П. А. Васеву, не только восстановившему из руин в наши дни уникальный памятник архитектуры, но и сохранившему для вологжан его историческое название. Вот только майонез в «Ленинградском» уже не продают. Но это разве проблема...

Не сказать, что в середине 1970-х годов полки вологодских магазинов буквально ломились от товаров, но купить было Магазин "Ленинградский". Современный видчто. Правда, год от года ассортимент свободно продающихся товаров заметно сокращался, зато список дефицита увеличивался. Именно тогда в обиход вошло слово непонятное ни одному иностранцу и вряд ли известное сегодняшней молодежи — «достать».

Перебои случались со многими товарами продовольственной группы. Но всегда в продаже были хлеб, мойва (сначала по 10 копеек за кило, потом по 20), «долгоиграющие» конфеты «Подушечки», метко прозванные в народе «Дунькиной радостью», плавленые сырки «Дружба» или «Лето» (универсальная закуска) и, кончено же, алкогольные напитки. Бутылка водки (в Вологде именовалась «белым вином») или красного вина в конце 1970-х —начале 1980-х была своего рода валютой - ею расплачивались за любую халтуру.

В 1970-е годы в Вологде появилось несколько автоматов по продаже газет. Помнится, были они на вокзале, в гостинице «Вологда» и почему-то в винном отделе 13-го магазина в Тепличном микрорайоне. В детстве по ликероводочным отделам, в силу своего возраста, я особо не разгуливал, но, зайдя в 1980 году в данное заведение вместе с отцом, был приятно удивлен, что дяди, взяв «беленькую», тут же покупали за три копейки «Известия».

Правда, не меньшее впечатление на меня производил тот факт, что они их не читали — в газету заворачивали бутылку. С дипломатами тогда не ходили, а целлофановых пакетов не было. В общем, страна наша была «самой читающей в мире».

С тем же магазином в Тепличном связана история с первыми в моей жизни карточками. После олимпиады мясо в магазинах появлялось не часто. Как-то осенью 1980 года привезли в наш микрорайон коровьи хвосты и прочую требуху. У магазина огромная очередь. Стоять в ней никто не хотел. Сосед подходил к соседу. Те, что оказывались в конце «хвоста», возмущались. Ситуация накалялась с каждой минутой. Пришлось администрации магазина тут же вводить талоны ... на очередь. На маленьких картонках ставили печать магазина и раздавали покупателям. Сдал карточку — купил товар. Потом эти карточки продавцы снова раздавали стоящим в очереди. В 1982 году ввели карточки на масло, в 1983 — на колбасу. К 1990 году карточки талонов напоминали книжки. На них уже перестали писать название дефицитного товара и ставили только номера. Если нужно, городские власти принимали экстренноеВологодские талоны конца 1980-х - начала 1990-х годов решение: к примеру, по талону № 8 выдавать столько-то растительного масла, по талону № 9 — макароны и так далее...

С середины 1980-х в магазинах стали вводить ограничения: килограмм пельменей в руки, десять котлет на человека и так далее. Моя мама, Любовь Витальевна, прибегала с работы, благо рядом работала, ставила меня в очередь, давала деньги и строгую инструкцию: купишь дефицит и снова в очередь вставай. Бывало по пять ходок делал: на себя и на соседей покупал.

Об изменении цен на водку в начале 1980-х годов помнят многие. Цена постоянно росла и лишь однажды, при Ю. В. Андропове, снизилась. Народ тут же прозвал подешевевший сорт водки «Андроповкой».

У вологжан каждый магазин, тем более водочный, имел свое название. Один из самых знаменитых — «Конюшня» на углу улиц Жданова и Ворошилова (ныне улиц Чехова и Галкинской). Однажды летом во время отпуска дедушки мы гуляли по городу и по пути зашли в «Конюшню». Дедушка — человек рабочий, но с инженерным умом — собирался купить себе чекушку, а мне шоколадную плитку «Привет» за 35 копеек. В магазине — четыре покупателя. Когда подошла наша очередь, в торговый зал ворвался мужик лет 30 и попросился без очереди. Оказалось, что он прибежал за «беленькой» в «Конюшню» прямо с вокзала. Поезд уходит через 15 минут! Естественно, что покупателя пропустили... Этот эпизод детства я впервые вспомнил в 1990 году, когда в свои 19 лет (на вид более 22 — одни усы чего стоили) простоял с двумя родительскими талонами в эту же «Конюшню» более четырех часов!

Говоря о торговле моего детства, нельзя не вспомнить о мороженом. Мне еще удалось попробовать вологодское эскимо за 20 копеек (эту линию потом увезли в Ленинград), мороженое в вафельном стаканчике за 9 копеек. В начале 1980-х им на смену пришли другие сорта: молочное за 10 копеек, сливочное «Север» за 13 копеек, с наполнителем за 15 копеек (после него я терпеть не могу мороженое с какао) и дорогой пломбир «Морозко» за 18. Но все же самым прекрасным из холодных лакомств был «Ледок» за пятачок. Известие о том, что в тот или иной магазин привезли «Ледок», мгновенно распространялось по округе. Брали по пять штук. Ни одно современное мороженое не идет с ним по вкусу ни в какое сравнение!