Архиереи XIX века — начала XX века

Архангельскую кафедру в этот период последовательно занимали: епископы: Аполлос (Байбаков, 1798—1801), Евлампий (Введенский, 1801—1809), Парфений (Петров 1809—1819), Иосиф (Величковский, 1819—1821), Неофит (Докучаев-Платонов, 1821—1825); Аарон (Нарциссов, 1826—1830), Георгий (Ящуржинский, 1830 — 1845), Варлаам (Успенский, 1845—1854), Антоний (Пав-линский, 1854—1857), Александр (Павлович, 1857— 1860), Нафанаил (Савченко, 1860—1871), Ювеналий (Карюков, 1871—1876), Макарий (Миролюбов. 1876— — 1879), Нафанаил (Саборов, 1879—1882, 1885—1890), Серапион (Маевский, 1882—1885), Александр (Закке, 1890—1893), Никанор (Каменский, 1893—1896), Иоанникий (Надеждин, 1896—1901), Иоанникий (Казанский, 1901 — 1907), Михей (1908—1912), Нафанаил (1912— 1920).

Если из числа архангельских преосвященных исключить Георгия, Варлаама и Нафанаила (Савченко), занимавших кафедру по 10 и более лет, то остальные 18 архиереев приезжали сюда на 4—5 лет.

Вологодскую кафедру возглавляли: епископы Арсений (Тодорский, 1796 — 1802), Антоний (Знаменский, 1802 — 1803), Феофилакт (Олонецкий, 1803—1808), Евгений (Болховитинов, 1808—1813), Онисифор (Боровик, 1814 — 1827), Моисей (Богданов-Платонов, 1827—1828), Стефан (Романовский, 1828—1841), Иннокентий (Борисов, 1841), Иринарх (Попов, 1842—1844), Евлампий (Пятницкий, 1844—1852), Феогност (Лебедев, 1852—1856), Христофор (Эммаусский, 1856—1866), Павел (Доброхотов, 1866—1869), Палладий (Раев, 1869—1873), Феодосий (Шаповаленко, 1873—1883), Израиль (Никулицкий, 1883—1894), Антоний (Флоренсов, 1894—1895), Алексий (1895—1906), Никон (1906—1912), Александр (Традиция, 1912—1921). И здесь такая же частая смена архиереев — от 2 до 6 лет —вот обычный срок пребывания на кафедре. Лишь Онисифор, Стефан, Израиль и Алексий были исключением из этого правила.

Административная деятельность архиереев этой поры шла в строго очерченных государственным законодательством рамках. Лишь личное духовное творчество, какие-то особенности характера или поведения оставались в памяти современников. Если же очередной владыка этим не обладал, его образ постепенно стирался в памяти.

Так, безусловно, вошел в историю Вологодской епархии епископ Евгений (Болховитинов): известный ученый первой трети XIX века, академик, историк, литератор, автор наиболее полного словаря русских писателей. Он занимал вологодскую кафедру в годы Отечественной войны 1812 года, благословил вологодских добровольцев, уходивших в Новгородское и Петербургское ополчение. Евгений являлся первым историком Вологодской епархии, собирателем древностей.

Незаурядной личностью был и его преемник —епископ Онисифор. Прослуживший много лет в качестве полкового священника, он участвовал в войне 1812 года, был в армии во время зарубежного похода в Европу. Являлся духовником фельдмаршала Кутузова в последние минуты жизни полководца, в Бунцлау. Онисифор пользовался особым доверием Александра I; будучи епархиальным архиереем, принимал его в Вологде. Отличался подвижнической жизнью, патриархальной простотой и добротой. Еженедельно одаривал нищих во дворе архиерейского дома.

Надолго запомнилось вологжанам пребывание в качестве епископа Иннокентия (Борисова). В Вологодской семинарии он устраивал диспуты, привлекавшие ученое общество губернского города. Незаурядной личностью был и Никон, автор самого полного и лучшего “Жития преподобного Сергия”, церковный писатель, член Государственного Совета, а также Антоний (Флоренсов) — духовник выдающегося ученого и богослова о. Павла Флоренского.

Архиереи Олонецко-Петрозаводской епархии, учрежденной в 1828 году: архиепископы Игнатий (Семенов, 1828—1842), Венедикт (Григорович, 1842—1850), Аркадий (Федоров, 1851 — 1869), епископы Ионафан (Руднев, 1869—1877), Палладий (1877—1882), Павел (Доброхотов, 1882—1897),Назарий (Кириллов, 1897—1900), Анастасий (1900—1905), Мисаил (1905—1908), Никанор (Надеждин, 1908— 1916), Иоанникий (1916—1919). Задачи обустройства духовной и церковной жизни новой епархии .которая значительное время характеризовалась некоторой заброшенностью и сильным влиянием старообрядчества, требовали более длительного пребывания епископов на новоучрежденной кафедре*. Первый из них —Игнатий — в полном смысле слова стал устроителем епархиальной жизни. Он объездил всю епархию, неоднократно бывая во всех приходах и монастырях, открыл и освятил 40 новых храмов. Важнейшим своим делом считал открытие Петрозаводской семинарии и постановку в ней на должном уровне учебного процесса. Подарил семинарской библиотеке свое личное книжное собрание. Выхлопотал финансовое содержание для беднейших приходов. Поставил на достойную высоту архиерейские богослужения. Написал исторические сочинения об Олонецком крае.

В полной мере продолжил его дело архиепископ Аркадий, приехавший в епархию из Перми в 62-летнем возрасте с авторитетом опытного антираскольнического деятеля. Эту линию с поразительной неутомимостью продолжал и в Петрозаводске. Вел огромную переписку со священниками и мирянами, всех помнил по имени-отчеству. На личные средства устроил в Каргополе епархиальное училище для девочек.

Яркой личностью был и Никанор (Надеждин), скончавшийся незадолго до событий 1917 года. До приезда на кафедру его церковное служение проходило по окраинам империи, среди “инородцев”—Литва, Грузия, Томск, Якутск. Человек глубокой молитвенной настроенности, он имел близкими друзьями видных православных иерархов — Антония (Храповицкого) и Трифона (Туркестанова).

Многое о людях, несших нелегкое бремя архиерейства в конце XIX—начале XX века, забыто и потеряно.

Историкам и краеведам предстоит еще немало обработать, чтобы восстановить галерею церковных деятелей во всей конкретности и индивидуальности.

В условиях нарастающей политизации российской жизни начала XX века православные пастыри и архипастыри Севера пытались сохранять стабильность общества. Лояльность духовенства исходила, как нам представляется, не столько от преданности власти, сколько от осознания пастырского долга и христианского миропонимания, которому чуждо насилие. Они неустанно призывали своих прихожан быть верными традициям и устоям и в этом видели стабилизирующую роль Церкви в обществе, все более раздираемом социальными и политическими противоречиями.

* Отметим, что с 1764 по 1786 г. существовала кафедра епископов Олонецких и Каргопольских с местопребыванием в Александро-Свирском монастыре: Иоанн (Никитин, 1764—1767), Антоний (1767—1774), Вениамин (Румовский-Краснопевков, 1774—1775), Иоанникий (Микрицкий, 1775—1782), Виктор (Онисимов, 1782—1783), Амвросий (Серебряников, 1783—1786).