Храм

В храм входили по ступенькам паперти— высокого крыльца перед западными входными дверями. Паперть становилась тем возвышением, которое начинало отделять входящего от суеты мира, как бы выводить на путь духовного возрастания.

Часто бывало, что на паперти сидели нищие и увечные, сироты и погорельцы. Подать посильную милостыню им каждый почитал своим христианским долгом.

Во многих храмах паперть перерастала в просторную крытую галерею, где задолго до службы собирались богомольцы, беседовали, обменивались новостями.

Пройдя паперть, прихожанин оказывался в трапезной (притворе) — прямоугольном помещении, нередко по размерам даже превосходившем все остальные. Здесь ставился стол с кануном (каноном) — четырехугольной металлической доской со множеством ячеек для свечей и небольшим Распятием. Перед ним творились поминания и служились панихиды. В трапезной же находился церковный ящик—место для продажи свечей, просфор, крестиков, происходила запись в метрическую книгу крещений, венчаний и отпеваний. Здесь же стояли люди, получившие от священника духовное наказание—епитимию.

“В “Настольной книге священнослужителя” (М., 1983) говорится: “Это слово в переводе с греческого означает “запрещение”, но по духу своему является не карательным, а церковно-воспитательным средством. Епитимия — это памятка, урок, упражнение; она приучает к духовному подвигу, рождает вкус к нему. Возможные виды епитимий: поклоны во время богослужения или чтения домашнего молитвенного правила, молитва Иисусова, вставание на полунощницу, духовное чтение (акафисты, жития святых), пост, милостыня — кому что нужнее. Епитимия всегда должна быть ограничена точным сроком и исполняться по твердому распорядку, например, чтение акафиста вместе с вечерним правилом в течение 40 дней.

Повсеместно на Севере (вплоть до XVIII века) в деревенских храмах существовал обычай использовать помещение трапезной для общественных дел — мирского схода, раскладки податей, хранения волостных архивов, угощений в дни престольных праздников (т. е. трапезы — отсюда и название помещения), поминок и т. п. Вот почему в трапезной можно было увидеть широкие лавки вдоль стен, да и само помещение, особенно в старых храмах, напоминало просторные хоромы.

В порядных грамотах XVI—XVII вв., заключаемых по поводу строительства церквей, тщательно оговаривалось обустройство трапезной: “И лавици в трапезе кругом делать з брусьем, да две скамьи посередь трапезы по сторонам з брусьем же, да поставить в трапезе под матици два столба, как в борецкой трапезе. Да в трапезе же на церковной стене взделать по сторонам две киоти и брусье трапезное, и столб печной поставить, и опочек загородить наготове. А стены в трапезе отесать и оскоблить мастеру Патра-кею и трапезные двери делать колодные ж. А паперть взделать, как на Борку делана у теплово храму, на обе стороны лесници, да в паперте ж взделать четыре окна з затворы, да киот, да и лавки...”.

Трапезная завершалась стеной, в центре которой был широкий вход в основную, среднюю часть храма. Именно там и стояли богомольцы во время службы. Принято считать, что средняя часть —собственно церковь — знаменует особую область земного бытия: мир людей, но уже оправданный, освященный, “новое небо и новую землю”. Именно среднюю часть венчает купол (один или несколько) либо шатер.

Он соответствует сферичности пространства Вселенной, небесному своду, простертому над Землей. Издревле на внутренней поверхности купола — потолке-“небе”—помещался образ Христа-Вседержителя. Отсюда спускался книзу большой светильник со множеством огней—паникадило. Оно значило Церковь Небесную как собрание святых, освещавших своим светом Церковь земную.

Северная и южная стены средней части храма могли заполняться стенными росписями.

В центре церкви постоянно стоял аналой — вытянутый вверх четырехгранный столик с пологой доской. На него возлагалась икона ныне празднуемого святого или же—при отсутствии оной — святцы, т. е. иконописные изображения святых текущего месяца, помещенные на одной иконе.

Входящие в храм богомольцы в первую очередь поклонялись иконе на аналое. Затем же, с первой минуты богослужения, все вставали лицом на восток и, молитвенно сосредоточившись, устремляли свой взор на иконостас — особую алтарную преграду, на которой размещены в определенном порядке образы Христа, Богоматери, ангелов и святых. Слитые воедино, эти образы наглядно содержали основные догматы православия и были еще одним олицетворением Церкви небесной, посредницы между Богом и людьми.

Иконы в храме — будь то на его стенах, в ряде иконостаса, на аналое или в специальных киотах-божницах —имели исключительно важное значение. По православному учению они как форма богопознания приравнивались к Священному Писанию. В каждом храме находилась одна или несколько особо чтимых икон. Их узнавали по украшениям, дорогому окладу и множеству горящих перед ними свечей. Главная же икона храма, т. е. образ того святого или священного события, во имя которого освящен данный храм, располагалась в иконостасе справа от царских врат, сразу же за образом Христа Спасителя.

Перед иконостасом, вдоль всей его длины, располагалась продолговатая возвышенная площадка — солея. На ней стояли — на левой и правой сторонах (клиросах) — чтецы и певцы из мирян.

С солеи начиналось второе возвышение храма. Если возвышение на паперти означало первый шаг к духовной жизни, то это символизировало начало активной борьбы против греха. Стоящие на солее олицетворяли, таким образом, Церковь воинствующую. Не случайно у солеи располагались хоругви — иконы на высоких древках, напоминающие собой древние воинские знамена. На крестных ходах их выносили как знак победы торжествующей Церкви.

В центре солеи находилась полукруглая площадка —амвон. С него произносились проповеди приходского священника, читалось Евангелие, давалось причастие. На амвоне также зачитывались во всенародное известие царские указы.

В центральной части иконостаса находились царские врата — двустворчатые, особо украшенные двери. Православные веруют, что через них к людям выходит сам Царь Славы — Христос, когда через царские врата выносится чаша со Святыми Дарами для преподания причастия. Нередко царские врата были главным украшением храма.

За иконостасом находился алтарь — помещение, обладающее в понимании православных особой святотью. Это духовное средоточие храма, область бытия Божия. В нем пребывало преимущественно духовенство, доступ мирян, особенно женщин, был строго ограничен. Именно в алтаре совершалась бескровная жертва и таинство Евхаристии—претворения хлеба и вина в Тело и Кровь Христовы, происходило причащение духовенства.

В центре алтаря располагался престол — главная святыня храма, знаменующая престол Пресвятой Троицы. Престол был третьим возвышением, шагом в жизнь вечную, к постоянному богообщению. Это был особым образом построенный и освященный четырехугольный стол, облаченный тройными священными одеждами (покровами). Прикасаться к нему позволено лишь епископам, священникам и диаконам. На престоле размещались священные предметы — антиминс, Евангелие, напрестольный крест, дарохранительница. Из них особое значение имеет антиминс — четырехугольный плат из шелковой или льняной ткани с изображением положения во гроб Иисуса Христа, орудий его казни и четырех евангелистов, а также надписью о том, где, когда и каким епископом освящен антиминс. Без него нельзя служить литургию; таинство претворения хлеба и вина может совершаться только на этом священном плате.

За престолом располагается горнее место, представляющее из себя некоторое возвышение, где устанавливалось кресло для архиерея и сидения для священников. Слева от престола устанавливался жертвенник, по устройству и облачению напоминающий престол. На нем совершается первая часть литургии и производится таинство Бескровной Жертвы. Справа от престола — ризница (диаконник)—хранилище священных сосудов, богослужебных одежд, книг, ладана, свечей, вина, просфор. Отметим, что, кроме царских врат, в иконостасе еще две двери — северная, которая ведет в жертвенник, и южная, которая ведет в диаконник.

Нередко в храме были приделы, т. е. как бы дополнительные, малые храмы, расположенные с основным под одной кровлей. Они повторяли все канонически необходимые, элементы храма: собственно церковь, иконостас с царскими вратами, алтарь и т. д. Придел также имел свое наименование, однако весь храм получал название, как правило, от главного престола.

Каким бы ни был приходской храм — величественным белокаменным красавцем на городском проспекте или скромной деревянной церковью в далеком лесном захолустье, — в сознании православных он одинаково необходим людям, наполнен святыми образами и знамениями, раскрывающими глубину и красоту веры.