Праведный Иоанн Устюжский
Христа ради Юродивый

В Великом Устюге, по другую сторону Сухоны, там, где был Гледен, или старый Устюг, было село Пухово, в котором жил благочестивый и зажиточный земледелец Савва с супругою своею Марией. Бог благословил их супружество чадородием и у них было два сына. Старший Иродион, а младший Иоанн. Сей последний почти с самого младенчества начал обнаруживать в себе что-то необыкновенное, непонятное и нисколько не походил на других детей. Постоянно задумчивый и молчаливый, он никогда не участвовал в играх своих сверстников, питался только хлебом и водой, но средам и пятницам решительно не принимал никакой пищи, все ночи проводил без сна в коленопреклонениях и молитвах.

Савва переселился из Пухова на реку Юг в городок Орлов, находившийся в 40 верстах от Устюга. Он вскоре здесь умер, а Мария постриглась в Троицком Орловском монастыре под именем Наталии и сделана была игуменьей. Она взяла в монастырь и Иоанна, который еще более сделался молчалив и начал чуждаться общества, так что многие стали думать, что он не в полном уме.

Блаженный отрок радовался, услышав о себе такое мнение, и так как мать уже не стала его ни в чем стеснять, то он перешел из Орлова в Устюг и начал там юродствовать подобно святому Прокопию Устюжскому. Он поселился неподалеку от его гроба на соборной площади в хижине, построенной для него набожным Андреем Мишневым. Ночи проводил он в молитве, а днем бегал по улицам как помешанный то в разодранном рваном рубище, то почти совершенно нагой, отдыхал в навозе и так жил зимой и летом.

Блаженный подвижник имел в себе такое обилие благодати Божией, что мог одним словом исцелять недуги, но скрывая то от людей, делал тайно или так, как бы его действие было не с разума.

Судя по молодости лет юродивого и по тому, что он ни на что не жаловался, казадся одинаково бодрым и по-прежнему с утра до вечера расхаживал по городу, никому из устюжан на ум не приходило, что он доживает уже последние дни. Но сам блаженный знал это и, радуясь близкому окончанию своего подвига, непрестанно благодарил Бога, изливая душу свою в самой пламенной, тайной молитве. На соборной площади близ храма Успения Божией Матери и гроба праведного Прокопия, где Иоанн проводил большую, часть свое/о времени, блаженный в последний раз воздел руки свои к Богу и, скрываемый от взора людей темнотою ночи, долго молился о сущих в бедах и скорбях, о всем мире и городе, его приютившем, потом оградил себя крестным знамением, лег на голую землю и предал чистую душу свою Богу 29 мая 1494 года. Вид усопшего, по свидетельству очевидцев, был «яко ангела Божия, лице светило сияюще и тело его аки снег».

Кончина приподняла завесу, скрывавшую жизнь блаженного, и сделала известными его прозорливость, ангельское незлобие и терпение. Лицам, бывшими свидетелями жизни блаженного, не было теперь причины скрывать его подвиги и благодеяния. Поэтому, лишь только слух о его кончине пронесся по городу, тотчас же собралось на соборную площадь великое множество народа, все опешили отдать последний долг подвижнику, многие плакали и жалели о том, что почитая его малоумным, надсмехались над ним и оскорбляли его. Соборные священнослужители со всем городским духовенством с великим благоговением и честию, подобающей праведному, предали труженическое тело его земле на месте его преставления. Спустя несколько лег по преставлении блаженного Иоанна устюжский гражданин Феодор Тутыгин, благоговея к его памяти, но своему обещанию «Повелением наместника и тиуна великого града Устюга, по словеси Владычия десятильника и по совету архимандрита и протопопа с братиею великия церкви Успения Пресвятыя Богородицы» на месте погребения блаженного построил церковь во имя происхождения честного и животворящего Креста «и гробницу устрой и постави над телом блаженного Иоанна». С верою припавшие к гробнице, получали много чудесных исцелений. Служба праведному Иоанну написана в Устюге при царе Иване IV.