«Великие реформы» в губернской Вологде

Период 1860—1870-х годов — время «великих реформ» в России. Либеральные реформы (военная и судебная с введением суда присяжных, освобождение крестьян, установление земских учреждений и преобразование системы местного самоуправления) знаменовали собою вступление России в новую эпоху ее истории. Они сильно продвинули страну по пути прогресса, сопровождались ускорением экономического развития, что позволило по ряду важнейших показателей приблизиться, сравняться и даже превзойти передовые страны мира. Оценивая реформы, нужно сказать, что одним из их результатов стало обострение социальных противоречий. Начатые преобразования не получили логического завершения в виде перехода России от абсолютной монархии (самодержавия) к конституционной и установления демократического строя. Либеральные реформы напрямую или опосредствованным образом не могли не затронуть и губернский город Вологду.

Нагрудные знаки
Нагрудные знаки мирового судьи, председателя окружного суда, земского начальника. Земской реформой 1864 года были введены выборные бессословные органы местного самоуправления — земства. К ним относились уездные и губернские земские собрания — распорядительные органы, состоявшие из выборных членов (гласных), собиравшихся ежегодно под председательством предводителя дворянства, и управы — исполнительные органы, состоявшие из председателя и членов, избиравшихся на три года. Земства ведали просвещением, здравоохранением, обеспечением населения товарами первой необходимости, содержанием дорог и т. д. МВД и губернаторы
контролировали земства и имели право отменять их постановления. Земства
упразднены в 1918 году декретом Советского правительства. Мировой суд в России создан судебной реформой 1864 года. Действовал до середины 1889 года и в 1912—1917 годах. Мировой судья избирался уездным земским собранием, в городах — городской думой. Окружной суд учрежден в 1864 году. Судебный округ включал два—три уезда. Окружной суд рассматривал уголовные (с участием присяжных заседателей) и гражданские дела, неподсудные мировым судьям.
Земский начальник — с 1889 года должностное лицо из дворян,
контролировавшее деятельность органов крестьянского общественного
управления. Являлся первой судебной инстанцией для крестьян. Введение
института земских начальников относится к числу «контрреформ»,
проводившихся правительством Александра III

Согласно Городовому положению 1870 года, 7 января 1871 года в Вологде была открыта новая бессословная городская дума. Ее исполнительным органом стала городская управа из 6 человек (городской голова, 4 члена управы и секретарь). Первым избранным этой думой городским головой был дворянин, подполковник Николай Николаевич Зубов, служивший до этого вологодским полицмейстером, а следующим — купец Александр Евстратьевич Волков, немало потрудившийся на ниве общественного служения городу еще в 1850—1860 годы и известный тем, что более двух десятков лет был старостой Покровской церкви, а в 1882 году пожертвовал городу дом под лечебницу для приходящих больных. Именно купцы чаще всего занимали пост городского головы. Среди них — А. В. Сорокин, внесший большой личный вклад в развитие женского образования в городе: на его деньги в пригородном селе Турундаеве содержалась женская школа, он же пожертвовал значительные личные средства на строительство женской гимназии в Вологде; X. С. Леденцов, инициатор открытия в Вологде первого в России городского ломбарда; Н. А. Волков, уделявший много внимания содержанию детских приютов и богаделен.

15 июня 1858 года Вологда ожидала императора Александра II. Его официальный визит начался в полдень со встречи с представителями дворянства, купечества, служащими военного и гражданского ведомств в доме губернатора. Во время встречи царь произнес следующую фразу: «Я радуюсь, что вы совершенно сочувствуете моим желаниям, будете способствовать общей пользе по крестьянскому делу и тем самым улучшите быт крестьян ваших нераздельно с общей выгодой». Затем государь присутствовал на богослужении в Софийском соборе, потом — на смотре гарнизонного батальона на Парадной площади. Император пожаловал рядовым по 50 копеек серебром, а солдатам роты почетного караула — по рублю. Александр II в этот же день посетил духовную семинарию, Спасо-Всеградскую церковь, губернскую больницу, богадельни, гимназию...

Вечером того же дня в Дворянском собрании в честь посетившего Вологду императора состоялся бал. Уходя из собрания, будучи доволен увиденным в Вологде, высокий гость произнес: «Благодарю все дворянство в вашем лице. Мне нечего больше сказать, как повторить слова моего дяди (Ачександра I. — С. Т.)».

Составлено по: Суворов Н. И. К истории г. Вологды: О пребывании в Вологде царственных особ и других замечательных лиц исторических // Вологодские епархиальные ведомости. 1867. № 11. С. 386-396.

В городе формируется новая образовательная система. К имеющимся мужской гимназии,Парадный кафтан вологодского городского головы и урна для тайного голосования шарами из Вологодской городской управы духовному училищу и семинарии в 1862 году добавилась Вологодская Мариинская женская гимназия, созданная на базе перворазрядного училища для девиц. Попечительский совет гимназии возглавил губернский предводитель дворянства. С 1874 года в гимназии, помимо основных семи классов, был открыт дополнительный (восьмой) класс, окончание которого давало звание домашней учительницы. В 1872 году была открыта фельдшерская школа, положившая начало среднему специальному образованию в городе. В 1876 году по инициативе купечества было открыто Вологодское Александровское реальное училище, отличавшееся от классической гимназии большим вниманием к точным наукам. В 1888 году в здании в Горнем Успенском монастыре начались занятия в Вологодском епархиальном женском училище. Его выпускницы получали аттестат на звание домашней учительницы, и половина из них преподавала в церковно-приходских школах. В 1903 году училище переехало в новое каменное трехэтажное здание на Златоустинской набережной (ныне набережная VI армии, 113).

Городские головы Вологды второй половины XIX века
1851—1852 — Василий Иванович Грудин
1852—1855 —Алексей Осипович Витушешников
1855—1858 — Николай Александрович Белозеров
1859—1861 — Николай Яковлевич Сарафанов
1861—1864 — Павел Александрович Белозеров
1864—1868 — Семен Алексеевич Леденцов
не позднее января — не ранее октября 1868 —Павел Евстратьевич Волков
1869—1871 — Степан Степанович Каменщиков
май—сентябрь 1871 — Николай Николаевич Зубов
1871—1874 — Александр Евстратьевич Волков
1875—1883 — Александр Васильевич Сорокин
февраль — июнь 1883 — Николай Никитич Киселев
1883—1887 — Христофор Семенович Леденцов
1887—1892 — Федор Корнилович Быков
1892—1893 — Павел Николаевич Лавдовский
1893—1905 — Николай Александрович Волков
Составлено по: МясниковаЛ. Н., Якунина О. В. От первого городского головы до современного главы города Вологды (1785—1999 годы) // Вологда: Краеведческий альманах. Вологда, 2000. Вып. 3. С. 168-172.

Расширение информационно-культурной среды города произошло за счет открытия в 1863 году первой публичной библиотеки, которую основали на свои средства прогрессивные учителя-энтузиасты Ф. А. Арсеньев и А. К. Федосеев, а также выхода в свет еще одной местной газеты - в 1864 году по благословению епископа Христофора стали выходить «Вологодские епархиальные ведомости». В середине века оперативную связь губернского города со столицами и уездными центрами обеспечил телеграф.

8 мая 1865 года вологодское городское общество купцов и мещан, «желая выразить чувства признательности и уважения господину начальнику губернии за его постоянную заботливость о пользах и нуждах здешнего городского общества, выражающуюся в сбережении и правильности употреблений городских сумм, в уменьшении городских повинностей, в доступности и обходительности с каждым, кто имеет до его превосходительства надобность», постановило: «Руководствуясь примером многих городских обществ, ходатайствовать у господина министра внутренних дел о присвоении вологодскому губернатору свиты его императорского величества генерал-майору Станиславу Фаддеевичу Хоминскому звания почетного гражданина Вологды». Так было положено начало истории почетного гражданства города Вологды. Звание почетного гражданина того или иного города присваивалось императором по представлению министра внутренних дел на основании ходатайства городского общественного управления.

С. Ф. Хоминский был вологодским губернатором с 1861 по 1878 год. Его губернаторство пришлось на время, богатое зримыми приметами нового. Губернатор (поляк по происхождению) жил с семьей на первом этаже двухэтажного дома на улице Галкинской, стоявшего на месте современного дома № 35, рядом с нынешним рестораном «Мишкольц». На втором этаже дома размещалась молельня для католиков и жил католический священнослужитель — ксендз. По иронии судьбы позднее, в начале XX века, в этом доме проживал ссыльный Б. В. Савинков (1879—1925) — будущий организатор антиправительственных эсеровских террористических актов.

Общественную жизнь городской интеллигенции заметно оживило пребывание в городе значительной группы ссыльных, среди которых были видные российские интеллектуалы. С августа 1868 года в Вологде был на поселении Петр Лаврович Лавров — известный идеолог народничества. Он поселился в доме на Архангельской улице, на которой уже жили В. В. Берви-Флеровский и Н. В. Шелгунов. Раз в неделю Лавров устраивал в своей квартире литературные вечера, которые посещала местная интеллигенция и учащаяся молодежь. Гостей поражали его энциклопедические знания, изумительная память и способность «бесподобно» читать вслух. Он пользовался большой популярностью в среде гимназистов и семинаристов. В октябре 1869 года Лавров был переведен из Вологды.

В России в 1785—1917 годах городской голова — выборная должность руководителя органов местного самоуправления города. Городской голова носил мундир особого покроя и нагрудный знак с изображением герба города.

Городовое положение 1870 года исключало сословное начало в организации органов городского самоуправления. Горожане, имеющие право голоса, делились на три разряда (крупных, средних и мелких налогоплательщиков), в каждый из которых входили лица, вместе уплачивающие 1/3 всех городских доходов. В городскую думу избиралось по равному числу гласных от каждого разряда, половина из которых переизбиралась через два года. Городской голова избирался думой из числа гласных сроком на четыре года. Он возглавлял городские думу и управу. Городовое положение 1870 года предоставило городской думе большую независимость от губернской администрации. На думу возлагались заботы о благоустройстве города, народном образовании, городском транспорте, благотворительности, торговле, здравоохранении и пр.

Городовым положением 1892 года налоговый избирательный ценз заменен имущественным, право голоса стало предоставляться лишь состоятельным гражданам. Городского голову и членов городской управы перевели в разряд государственных служащих. Городским головам присваивался четвертый класс по Табелю о рангах, что давало право на потомственное дворянство. В Вологде городской голова и гласные органов городского самоуправления, вступая в должность, клялись добросовестно относиться к своим обязанностям перед Евангелием и иконой Всемилостивого Спаса из Спасо-Всеградского собора.

В 1880-е годы в Вологде создается большое число различных обществ. Горожане как быКупальня на реке Вологде у Красного моста. Открытка начала XX века распределяют свои усилия в решении общих и частных проблем. Некоторые из них, пытаясь смягчить социальные проблемы, занимались делами милосердия и благотворительности. Так, созданное в 1874 году Вологодское благотворительное общество, в котором состояли, в частности, известные купцы Д. С. Пермяков, А. Н. Буторов, Н. М. Веденеев, А. Л. Клушин, Н. И. Немиров, организовывало бесплатные обеды, содержало училище для бедных и ремесленный приют. Созданное в 1886 году Александровское купеческое благотворительное общество выдавало небольшие денежные пособия малообеспеченным семьям и одиноким матерям. Вологодское женское благотворительное общество обустроило в начале 1860-х годов бесплатное «родильное заведение» и училище для «повивальных бабок». В городе существовали богадельни: около Введенского кладбища (богадельня Витушечникова), рядом с Богородским кладбищем (Леденцова), на нынешней набережной VI армии (Немирова-Колодкина, Скулябинская), на углу современной улицы Первомайской и Советского проспекта (губернского земства). Практически каждое крупное учебное заведение Вологды имело общество, оказывавшее помощь нуждающимся ученикам: Общество вспомоществования нуждающимся ученикам Александровского реального училища (1880), Общество вспомошествования нуждающимся ученикам Вологодской гимназии (1885), Общество вспомоществования нуждающимся ученицам Вологодской Мариинской женской гимназии (1889).

 

Писатель Павел Владимирович Засодимский (1843—1912) вспоминал о своем пребывании в пансионе для дворянских детей при Вологодской мужской гимназии:Ученики Вологодской мужской гимназии во время гимнастических упражнений. Фотография начала XX века

«Годы 1858—1860 послужили для нашего пансиона переходом от древней истории к новой... Свежая струя не могла разом проветрить промозглую атмосферу. Но, хотя и медленно, нравы смягчались...

Старшие воспитанники переставали колотить младших, меньше притесняли их, не отнимали у них разбойным образом, как бывало прежде, ни чаю, ни булки. Вечерние драки, "бои гладиаторов", как окрестили их некоторые, происходили реже. Гувернеры уже не дрались с прежним азартом и ушей воспитанникам не отрывали. Субботние сечения продолжались, но розги уже, видимо, теряли свой престиж, они прилагались лишь к "маленьким". Мальчиков-подростков уже начинали сажать в карцер...

Первым предзнаменованием наступления новых времен была для пансиона "кухонная реформа ".

Дело началось с того, что однажды за обедом нашли в соусе червяка. Конечно, червяк сам по себе не бог весть, какой опасный и зловредный зверь, и прежде червяков видали в соусе, и прежде ворчали на них, но ворчанье было совершенно платонического свойства и оставалось без последствий...Гостинодворская площадь. Открытка 1900-х годов. Вологда: Издательство Торгового дома «Наследники Сумкина»

На этот раз червяка предложили вниманию инспектора и просили его об этом черве довести до сведения директора. Сначала инспектор хотел было отшутиться и заговорил о том, что черви будут есть нас после смерти, а мы зато теперь сами можем поесть их, но тем не менее он был вынужден заявить директору о нашем недовольстве. С тех пор постоянно один из пансионеров VI и VII класса по очереди дежурил в кухне, то есть принимал провизию, наблюдал за чистотой посуды, присутствовал при отпуске кушаний к столу и сам обедал в кухне и, конечно, уж ел вволю. Надо правду сказать, наша пища с той поры значительно улучшилась.

Пансионеры начали носить волосы длиннее прежнего и многие уже выпускали из-под галстука воротнички рубахи; в пансионе стали ходить, расстегнув куртки; с гувернерами разговаривали сидя; не спрашиваясь, выходили из залы; по будням чаще прежнего стали отпускать из пансиона к родным и знакомым; вопрос о скоромной или постной пище в течение Великого поста решался по большинству голосов. Вместо маршировки и гимнастики нас стали учить танцам».

Засодимский П. Из моих воспоминаний // Вологда в воспоминаниях и путевых записках: Конец XVIII — начало XX века. Вологда, 1997. С. 197-199.

Появились и общества, пытавшиеся решать острые проблемы городского быта и безопасности. В Вологде появилось Общество взаимного страхования от огня (1876). Вологодское окружное правление Российского общества спасения на водах (1874) оказывало помощь при наводнениях, создавало специальные купальни и занималось профилактикой несчастных случаев на воде. Было также учреждено Вологодское общество земледельческих колоний и ремесленных приютов (1878), открывшее исправительный приют для малолетних детей.

Из воспоминаний известного русского педагога, публициста, краеведа, общественного и театрального деятеля Николая Федоровича Бунакова (1837—1904):Старые здания Вологодского епархиального женского училища вблизи Горне-Успенского женского монастыря. Фотография 1890-х годов

«... Я переселился в Вологду в самое живое, так сказать, кипучее время (в 1859году. — М. В.)... Подымался и женский вопрос, который в Вологде вступил прямо на практическую почву: основались особые женские учебные заведения, а местная "аристократия " по-своему отозвалась на толки об эмансипации женщин учреждением особого "дамского клуба". В этом клубе членами и старшинами были дамы, а мужчины допускались только в качестве "гостей " по записи членов-дам. Этот новый клуб помещался в доме Дворянского собрания и устраивал два или три раза в неделю вечера, конечно, с танцами, картами и буфетом. В сущности, это была новая дворянская затея, чтобы развлечься, попировать, пожуировать на последях, ввиду близкого конца главной прерогативы дворянского сословия, но затея, приспособленная к новым веяниям: дальше таких увеселительно-либеральных затей способность нашего дворянства приспособляться к новым потребностям жизни не пошла».

Бунаков Н. Моя жизнь // Вологда в воспоминаниях и путевых записках: Конец XVIII - начало XX века. Вологда, 1997. С. 217.

Особую группу составляли общества, чья деятельность была направлена на духовно-Вид Соборного моста и Златоустинской набережной. Между Дмитриевскими церквями и церковью Иоанна Златоуста — крупное строящееся здание Вологодского епархиального женского училища. Фотография конца 1890-х годовнравственное и религиозное воспитание горожан: Вологодский комитет Православного миссионерского общества (1870) под председательством архиерея организовывал антираскольнические акции, Вологодский отдел Императорского православного палестинского общества (1895) оказывал содействие паломническим поездкам в Иерусалим, Вологодское братство Всемилостивого Спаса (1885) проводило «внебогослужебные собеседования», создавало бесплатные библиотеки-читальни.

Известный краевед, этнограф, писатель Николай Александрович Иваницкий (1847-1899) вспоминал:

«Вологодское общество в то время (воспоминания относятся ко времени ссылки Иваницкого в Вологду в 1868 году. — М. В.), о котором я рассказываю, делилось на следующие кружки: знать, то есть масса потомственных дворян: Дружинины, Левашовы, Волконские, Брянчаниновы, Волоцкие, Зубовы и прочие, и прочие; чиновничество, к которому примыкало и купечество; поляки, так называемая польская партия, и, наконец, передовые. Это, впрочем, мое название. Сюда принадлежали все политические сосланные, человек до шестидесяти, и множество лиц из разных сословий. К этому кружку, без моего, впрочем, спроса, был причислен и я».

Иваницкий Н. Записки // Вологда в воспоминаниях... С. 267.
Пристани на р. Вологде.
Пристани на р. Вологде. Открытка конца 1900-х годов. Москва: Издательство Шерер, Набгольц и Ко. Вид с Красного моста вниз по течению реки. В 1884 году на Московской улице (ныне Советский проспект) построена пассажирская пристань; сохранились пристани на Пречистенской, Никольской и Фрязиновской набережных. В 1894—1895 году сооружена
товарная платформа и на грузовой пристани (ныне Речной порт)

В работу обществ были вовлечены местная интеллигенция, состоятельное купечество, часть чиновников, дворян и большая группа вологодского духовенства. Вступали в общества и мещане. Среди горожан стало престижно быть членом какого-либо общества или комитета, попечительства или братства, а иногда — членом нескольких обществ одновременно. Чего, например, стоит одно только перечисление общественных обязанностей почетного гражданина города Вологды, купца Николая Александровича Волкова: казначей Лечебницы для приходящих больных, председатель попечительного совета и почетный член Александровского купеческого благотворительного общества, член совета и попечитель Убежища для малолетних детей, казначей попечительного совета детских приютов по учреждениям императрицы Марии, член совета богадельни Н. А. Немирова-Колодкина, директор дома призрения С. А. Леденцова, пожизненный член попечительного общества о доме трудолюбия и пр.

Нет сомнения в том, что вовлеченность людей в различные организации скрепляла городской социум, способствовала ослаблению сословного разделения и, собственно говоря, формировалаНиколай Иванович Суворов (1816—1896), автор более чем 300 краеведческих работ то, что можно назвать гражданским обществом.

Из воспоминаний архимандрита Пимена о Николае Ивановиче Суворове, вологодском историке-краеведе, археографе: «... Перед отъездом из Вологды я познакомился с Н. И. Суворовым, редактором «Вологодских епархиальных ведомостей», который был у меня, а потом и я посетил его на дому. Кроме того, что он человек честный и всеми уважаемый, он и великий труженик по части разных археологических исследований, преимущественно церковных. Дай бог, чтобы поболее людей трудилось на этом поприще и, разрабатывая неизвестные нам сокровища, наследованные от прошлого времени, научили нас знать, ценить, а паче всего хранить, то, что до нас случайно сохранилось под спудом, невзирая на расхищения по незнанию, по корысти и по невниманию. Великое спасибо Суворову!».

Архимандрит Пимен. Воспоминания // Вологда в воспоминаниях... С. 52.

Порою городская жизнь концентрировалась вокруг какого-либо чрезвычайного события, привлекавшего внимание всех вологжан. Так, летом 1871 года вновь возникла опасность эпидемии холеры. И вновь, как и в 1831 году, икона Успения Божией Матери из Семигородней пустыни проследовала крестным ходом в Вологду, вносилась во все городские храмы и многие дома жителей. Современники утверждали, что болезнь прекратилась, прежде чем святыня покинула город. В 1872 году уроженец и почетный гражданин города Вологды, московский купец Н. В. Немиров-Колодкин пожертвовал для почитаемой иконы вторую серебряную золоченую ризу.

Впервые телефонное сообщение в Вологде появилось в 1883 году — между квартиройТелефонный аппарат конца XIX века дворянина Соважа и домом помещика Лихарева. С разрешения министра внутренних дел было предложено выбрать способ прокладки проводов: по специально поставленным столбам либо по крышам зданий. Провода были проложены по крышам и использовались более двух лет. Протяженность этой первой линии в Вологде составляла около 200 метров. Позднее появились еще несколько телефонных линий.

В 1897 году городские власти приняли решение об устройстве телефонной сети общего пользования, так как «устройство общей телефонной сети, по существу своему, затрагивает интересы всех жителей города, и назначение телефона состоит в том, чтобы содействовать прогрессу и развитию весьма многих сторон как общественной, частной, так и торгово-промышленной жизни». Принятию этого решения городской думы предшествовало предписание Главного управления почт и телеграфов, в соответствии с которым в Вологде должны были быть сооружены правительственная телефонная сеть и центральная станция на 52 абонента. Эксплуатация сети началась 22 декабря 1898 года.

Каланча первого участка города Вологды на Малой Духовской улице
Каланча первого участка города Вологды на Малой Духовской улице (ныне улица Пушкинская). Фотография 1870-х годов. Территория Вологды делилась на три городских участка, границами которых служили реки Вологда и Золотуха. В каждом из участков была возведена каланча (высокое каменное здание полицейской и пожарной частей), на верхней площадке которой круглые сутки находился дежурный. Каланча первого участка стояла на углу современных улиц Козленской и Пушкинской (не сохранилась), второго — в начале современной улицы Маяковского (значительно перестроена), третьего — на углу современных улиц Чернышевского и Горького (сохранилась в первоначальном виде)

В последние десятилетия XIX века в городе наблюдается заметное оживление торговой и промышленной деятельности. В немалой степени это было связано с появлением новых средств транспорта. В 1862 году в Вологде появляется первый пароход («Меркурий»), использовавшийся для поездок в Тотьму и на Кубенское озеро. А вскоре город был включен в общероссийскую систему железных дорог. С 1872 года открылось железнодорожное сообщение Вологды с Ярославлем, в 1898 году — с Архангельском. Главными предметами привоза по Ярославской железной дороге были мука пшеничная и ржаная, сахар, соль, спирт, мануфактура, керосин, табак, чай, сахарный песок. Из Вологды вывозились по железной дороге лен, деготь, мясо, сельдь, масло сливочное, водка, дичь, кожа, рыба, пух и многие другие северные товары.


В 1885 году звание «Почетный гражданин города Вологды» было присвоено трем общественным деятелям: действительному статскому советнику Д. В. Волоцкому, которому вологжане были благодарны преимущественно за деятельное участие в открытии Дома-музея Петра I и содействие положительному решению вопроса о строительстве железнодорожнойПервое здание пассажирского железнодорож¬ного вокзала в Вологде было построено на улице Фроловской (ныне улица Чехова, 40). В конце XIX — начале XX века на станции Вологда-1 у Богородского кладбища был возведен новый каменный вокзал. Очень скоро вокзал по степени концентрации людей, товаров, информации стал опережать речные пристани линии Вологда-Ярославль; московскому купцу первой гильдии Н. В. Немирову-Колодкину и действительному статскому советнику А. С. Каханову за «достойную уважения деятельность в делах благотворительности и призрения». В 1887 году «последовало высочайшее соизволение» на присвоение этого звания министру путей сообщений К. Н. Посьету за деятельность по улучшению путей сообщения в Северном крае, а в 1892 году — вологодскому купцу Т. Е. Колесникову за активную благотворительную деятельность и значительные пожертвования в пользу города.

Железнодорожное сообщение не только оживило торговлю, промыслы и стало активно вовлекать в товарные потоки местные ресурсы, но и вызвало к жизни в самой Вологде новые промышленные объекты, узлы коммуникаций и центры общения людей.

Паровозное депо около вокзала.
Вологда. Паровозное депо около вокзала. Фотография 1900 года. Открытие узкоколейной железной дороги от Вологды до станции Урочье (Ярославль) состоялось 20 июня 1872 года. Однако, пока не было завершено строительство моста через Волгу, прибывавшие на эту станцию пассажиры, следующие в московском направлении, переправлялись на судах на другой берег реки, где пересаживались в поезд Ярославль—Москва

Торговля в Вологде была в основном сосредоточена на Казанской (ныне Торговая) и Гостинодворской (ныне часть улицы Мира) площадях, улицах Афанасьевской (ныне М. И. Ульяновой), Гостинодворской (ныне проспект Победы), Кирилловской (ныне Ленина) и на Каменном мосту. На Казанской площади размешался продуктовый рынок, на Сенной площади — сенной и дровяной (до 1897 года, когда они были переведены на Глинковскую набережную — ныне часть улицы Мира). На левом берегу Золотухи, между Винтеровским и Мяснорядским мостами, находился «толкучий» рынок. Магазины, торговавшие однотипным товаром, были сконцентрированы в торговых рядах — протяженных постройках с аркадами и открытыми галереями. Меховые и Рыбные ряды находились на Гостинодворской площади. Железные ряды располагались там, где сегодня находится магазин «Детский мир». Кожевенный, Холщовый и Мануфактурный ряды размещались напротив Железного ряда. Существовали также Хлебный, Лоскутный, Гробовой, Щепной, Горшечный и другие ряды. С 15 января по 1 февраля ежегодно проводилась ярмарка, на которую съезжались купцы в основном из Московской, Петербургской и Ярославской губерний.