Неизвестный автор  -  "Бог судья, кормилец-батюшка,"

Бог судья, кормилец-батюшка,
Бог судья, родима матушка,
Не дали да красной девице,
До люба да насидетися,
До охоты нагулятися,
Цветного платья наноситися,
Мне дополнить лицо белое,
Мне доростить да русу косу
До единого до волоса,
Так и что я, красна девица,
Со годам да не сверсталася,
С умом-разумом да не собралася.
У меня, у красной девицы,
Как мое да лицо белое,
Что берестичко лежалое,
Лежалое, годовалое.
Сам ты знаешь, сам ты ведаешь,
Мой кормилец, сударь-батюшка,
Государыня моя матушка,
Как мне, да красной девушке,
Как мне да чужи люди:
Вместо ножа они мне вострого,
Вострого ножа булатного.
Уж как я, да красна девица,
До того, да прежде этого,
Я ходила, красна девица,
По широкой да по улице,
Так у меня, у красной девицы,
Не глядели очи ясные
На ихнюю темну темницу,
На темную потюремщину.
Мой кормилец, сударь-батюшка,
Государыня ты, матушка,
У меня, у красной девицы
Не жемчуг, да горючи слезы,
Не бумага – лицо белое.
Как уж вьюсь я, увиваюся,
Шелковым клубом катаюся,
Со голубушкам-подруженькам,
С верстной ровнюшкой великою.
Как у вас, мои голубушки,
Жалостливы отцы-матери,
Вам дают, сестрицы милыя,
До люба да насидетися,
До охоты нагулятися,
Цветного платья наноситися,
Вам доростить да русу косыньку
До единого до волоса,
До шелкового до пояса.
Как у меня-то, красной девицы,
Руса коса расплетается,
Алы ленты развиваются,
Что померкли очи ясныя,
Что потускли щеки алыя.