Неизвестный автор  -  "Причет жены по мужу (после обмывки и обряда покойника)"

Уж ты моя да лада милая!
Уж ты куда да снарядилася,
Ты куда да обрядилася
Во матушку да в сыру землю.
Уж ты подумай, лада милая,
На кого да оставляешь меня,
На кого покидаешь ты свою молоду жену?
Уж не создай да,
Христос истинный,
Молодым да людям вдоветь,
Малым детушкам сиротать.
Уж насловутся малы деточки
Вольницей да самоволькою!
Уж находиться будет деточкам
По миру да по крещеному,
Наживутся малы деточки
По чужим да по добрым людям,
По казакам да по работникам,
По пастухам да на все лето теплое!
У меня, горюшки бедное,
Изболит мое сердечушко
Да изоржавеет ретивое
Все об вас, малы деточки.
Уж ты моя да лада милая, –
Тебе не та да пора-времечко,
Что на тот свет да представлятися.
Уж ты моя да лада милая,
Тебе б жить, богу молитися,
Поить, кормить да малых деточек.
Уж мне б лучше, горю бедному,
Ты лежал, да лада милая.
Во больной да во постеленьке,
Ты наряжал, да лада милая,
Ты своих, да милых деточек
На дело и на работушку,
Так и меня, горюшу бедную.
Вы мои да малы деточки
Пожалеть-то вас некому,
Приголубить-то не подумати,
Нет доброхота, света-батюшки.
Ты говорил, лада милая,
Ты о мне, горюше бедной:
«Ты моя, молода жена!
Ты до бела не вымывайся,
До баска не наряжайся!
Ты не ходи, да молода жена,
Ты по избам да по друго избам.
Ты не держи, да молода жена
Семь подружек да кумушек,
С умом живи, со разумом».
Нет во чистом да поле пахаря,
Во темном лесу да дровосека.
Как доживу, горюша бедная,
До лета до теплого,
До тяжелые работушки,
Все пойдут да люди добрые
На тяжелую работушку
Все с семьями да с артелями,
Как у меня, горюши,
Малы маленькия деточки,
Все не рабы да не работники
Ты наказал ли, лада милая,
Всем суседам и суседушкам,
Ты своим да милым братьицам,
Чтоб не оставили братьица
Все меня, горюшу бедную,
И со малыми-то деточками,
С сиротами горе-горькими,
Вы богданные братьица!
Вы наставьте меня,
Бедную сироту да горе-горькую.