Сказки Вологодского края

Неизвестный автор  -  "Сказка про ерша"

Слухайте-послухайте, стольники-полковники, про рыбное судьбище, про ершово побоище. 

Ехал щетник-блудник, костистая рожа, слинистые басни и попова утеха, ехал он на липовых санышках и о трех копылишках, приехал он в Ростовское озеро, выпросил ее ночь ночевать, а за ночью – две ночи, за двум ночам и пять ночей, а за пятью ночам и пять годов. Тут Ершу место полюбилось, он двор построил, детей наплодил, сына женил, дочку замуж выдал, стал жить-поживать, мелку рыбку поедать, бьет и колет, бокам ребра порет, из Ростовского озера старожилов вон гонит. 

Выискался лещ-лещище, широкое хвостище, пошел просить на ерша, на ерша на но-вожила, белорыбицу-осетру. «Матушка, белорыбица-осетра! За что нас ерш-новожил бьет и колет, бокам ребра порет. Из Ростовского озера старожилов вон гонит?» 

Позвали ерша, допросили ерша: «Что же ты, ерш, бьешь и колешь, бокам ребра порешь? Из Ростовского озера старожилов вон гонишь?» А ерш отвечает: «Бог с ним, что они старожилы. Жил я в маленькой речке на острову, пришел год сухой, загорелся бор сырой, искра залетела, ясное пепелище загорело. Мне жить пришло там непочто». 

Думать да ждать, кого бы туда послать оглядеть, было ли там пепелище, аль нет. Послать, аль не послать карася – подьячего? А карась говорит: «Что одного меня пошлете? Одному мне и не поверите!» 

Еще думать и гадать: «Кого ему в понятые люди дать?» В маленькой речке, под мельничной еланью, под большим камнем, есть линь. Приходит карась-подьячий под мельничную елань, под большой камень и говорит: «Пойдем, линь, ершово пепелище глядеть!» 

А он высунул голову из-под камня и отвечает карасю-подьячему: «Возьми, брат, два гроша на калачи, а меня не волочи! У меня глаза малы, я далеко не вижу, говорити не умею, у меня губы толсты, неровно меня судья спросит на очи, и его слюнам забрызжу!» 

Еще думать и гадать: «Кого же ему в понятые взять?» В той же маленькой речке, под мельничной еланью, под большим камнем есть рак, он, бают, дьяк. И вышел рак-рачище из реки речистой, накликал рыб три тьмы, три тысячи. Видит ерш – не время, убирает свое бремя, видит неминучу, затыкает голову онучей, чтоб бежать и следу не знать. Попадает ему щука на стречу. «Ерш, постой, родной, поговори со мной!?» А ерш отвечает: «Говори, щука, голы щеки, а у меня и сзади уши есть». А щука испугалась, от ерша побежала, мужику в поез попала. А ерш пришел в маленькую речку, под мельничную елань, под большой камень, и стал похвастывать: «Слава тебе, господи, сам буду большой, сам набольшой, над большой, над маленькой, над укличкой». Пришел мужик Тит, ходит да глядит, ерша в реке и оглядит. Пришел Перша, поставил вершу, пришел Никола, поставил кол. Пришел Богдан – ерша бог дал, пришел Лазар – по ерша и слазал. Пришла добра жена Федора и потащила ерша в подоле, пришла Акулина, да избу прокурила, пришла Марина, ерша и сварила, пришел скупой Иуда – разложил ерша на четыре блюда, пришел плясовой Яков, с четырех блюд один и смякал, пришел Елизар, только блюд полизал, пришел мужик Осип, тот так просит (у того денег не случилось), пришел мужик Спиря, ну спорит да здорит: «Куды ерша дели, да куды подевали». Пришел мужик Олешка, взял лутошку: «Всех вас нады разогнать». Кто пил да ел, сто годов в солдатах служил, домой пришел, домой пришел, мельницу поставил, мельница сгорела, ищите, где хотите.