Похоронные причитания

Неизвестный автор  -  "Причет на могиле отца"

Я ходила-то, красна девица,
Да ко божьей, ко божьей церкве,
Ко обедне-да просвященной,
Я глядела-то, красна девица,
Своего-да кормильца-батюшка
Я по церкве-то по соборной,
Во попах-то я, да во дьяконах,
По народу, да по добрым людям.
Не могла-то я, красна девица,
Углядеть-то да усмотреть
Я пошла-то да, красна девица,
На приметное да на местечко,
На высокую на могилочку,
Я будила-то да и кликала
Своего-то кормильца-батюшка.
Не могла я да, красна девица,
Разбудить-то да и раскликати
От крепкого-то сну, от мертвого.
Ты здымись-то да туча грозная!
Выпадай-ко, да сер горюч камень,
Прямо к нам-то да на могилочку,
Раздроби-ко да мать сыру-землю,
Расколи-то да гробову доску!
Вы подуйте-ко ветры буйные,
Размахните да тонки саваны.
Уже дай же да, боже господи,
Моему-то кормильцу-батюшку
Во резвы-то ноги ходеньице,
Во белы-то руки владеньице,
Во ясны-то очи гляденьице,
Во уста-то да говореньице;
Ты ставай-ко, родимый батюшка.
Я возьму-то да, красна девица,
Своего-то кормильца-батюшка
Да под правую-то под рученьку,
Поведу-то я, красна девица,
Да во свой-то да дом, подворьице;
Откутайтесь-ко двери на пяту,
Вы стречайте-ко дорога гостя,
Теперь во нашу во светлу светлицу
К нам пришел-то да дорогой ведь гость,
Мой кормилец-то сударь-батюшко.
Посадите-ко за дубовцй стол,
На рублёвое-то на местечко.
Государоня моя матушка,
Станем потчевать-то да чествовать,
У нас теперь-то, родима матушка,
У нас светло-то во светлой светлице,
Весело-то и всем милым детям.
Мы забудем-то горе-кручину
Нам ведь весел господней праздничек.
Ты, государыня моя матушка,
Я сама-то да знаю-ведаю
По думам-то моим не здеется.
От солдатства-то откупаются,
Из неволи-то выручаются,
А из матушки-то сырой земли
Нет ни выходу, то ни выезду,
Никакого-то проголосьица.
Не сплывать-то горючи камешку
Изо дна-то да из синя-моря
Поверх воды-то поверх ключевые.
Не бывать-то кормильцу-батюшку
Во своем-то доме подворьице,
У своих-то да, у милых детей,
Не видать-то кормильца-батюшка,
Остаемся-то со малым детям,
Сиротами да горе-горькими,
Ровно пташки-то заповедныя,
Как кукушки-то горе-горькия.
Ведь обидеть-то нас да есть кому,
Приголубить-то нас дак некому
Без своево-то кормильца-батюшки.