Знаменитые люди Вологды


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ч Ш Щ Э Ю Я

Павел Обнорский (Вторая четверть XIV в. (?), г. Москва - 10.01.1429, Павло-Обнорский монастырь, в 15 км от г. Грязовца)

Основатель одного из первых на Руси общежительных монастырей - Троицкого Комельского (Павло-Обнорского), ученик преподобного Сергия Радонежского общерусский святой.

Жизнь и подвижническая деятельность преподобного Павла Обнорского не нашла почти никакого отражения в документальных свидетельствах его эпохи. Неизвестна дата его рождения, кануло в века имя, данное при его святом крещении. Сведения о его жизни собирались первоначально настоятелями и иноками созданной им обители, частично они были записаны. На основе этих записей и изустного монастырского предания через сто с лишним лет после смерти преподобного было сложено его житие. Написанное в середине XVI в., оно дошло до нашего времени в нескольких редакциях. Говоря об источниках своей осведомленности, автор этого труда указывал, что «преподобного Павла житие не от слышания токмо прием сие, но и многих получив их о оном списании, яже от древних, видевших святаго и от иных многих слышавших...». Возможно, что этим автором был настоятель Павло-Обнорского монастыря в 1538 — 1546 гг. игумен Протасий. Последующие редакции жития были дополнены рассказами о чудесах, совершавшихся у гроба преподобного после его смерти. Наиболее полное жизнеописание Павла Обнорского составил в XIX в. вологодский священник Иоанн Верюжский.

Житие сообщает, что будущий подвижник христианской веры родился в Москве в богатой и знатной семье. «К великому удовольствию своему,— писал отец Иоанн,— родители скоро могли заметить, что сын их от самой ранней юности был уже не тем, чем обыкновенно бывают другие дети. Вместо того чтобы заниматься суетными и бесплодными играми, предаваться удовольствиям и развлечениям, свойственным детям, он любил ежедневно ходить в храм Божий, слушать церковное пение и внимать божественной службе... Будучи весьма воздержан и скуп к самому себе, он был чрезвычайно щедр и милостив к другим и не пропускал случая благотворить бедным; не раз случалось, что при встрече с бедняком он, не имея при себе денег, снимал с себя верхнюю одежду и отдавал ее, вообще не было ни одного нищего, которого бы он не наделил чем-нибудь». 

Родители дали сыну лучшее по тому времени воспитание и готовили к славному мирскому поприщу. Понимая его душевные наклонности, отец и мать не препятствовали сыну в его человеколюбивых делах. Однако желание юноши покинуть суетный мир и целиком посвятить себя Богу не встретило их понимания. Родители пожелали женить вступившего в совершенные лета сына. Считая законный брак вполне богоугодным делом, юноша тем не менее видел спасение своей души и свое призвание в полном уходе от мира. На двадцать втором году жизни он тайно ушел из дома в Рождественский монастырь на Прилуке, на левом берегу Волги, в 10 верстах юго-западнее Углича, где вскоре постригся в монахи. Однако жизнь в рядовом монастыре не соответствовала высокой степени самоотвержения молодого инока, он стремился к большему. Узнав о великой подвижнической деятельности Сергия Радонежского, Павел горячо возжелал совершенно отказаться от своей воли и предаться руководству этого святого старца. С разрешения настоятеля он покинул Рождественский монастырь и направился в Сергиеву обитель. «Юный подвижник, — писал отец Иоанн Верюжский, — как нельзя лучше воспользовался и наставлениями богомудрого старца, и подвигами братии, стараясь, подобно пчеле, отовсюду извлекать для себя пользу и назидание и восходя от подвига к подвигу. Мудрый наставник провел его по всем монастырским послушаниям, от поварни до трапезы, чтобы будущий учредитель общежития во всем приобрел опытность, научил его совершенному отречению от своей воли и всем иноческим добродетелям, так что, придя подражать другим, он в деле благочестия сам скоро сделался примером и образцом для многих».

По благословению Сергия Павел провел 15 лет в уединенной келье за пределами обители. Этот духовный опыт заставил его еще больше полюбить уединение и безмолвие, к которым призывали святые отцы древности. Однако по прошествии времени уединение подвижника стало нарушаться монастырской братией, посещавшей его для духовных бесед с целью «собственного назидания». Павел весьма тяготился этими посещениями. Он стал просить у Сергия разрешения покинуть монастырь, чтобы совершенно удалиться от людей. Видя опасности, присущие этому пути, для людей недостаточно сильных духом, мудрый наставник медлил с разрешением, но со временем его дал. На прощание Сергий дал своему ученику в благословение медный крест, сопутствовавший Павлу всю его оставшуюся жизнь до смертного часа.

Начались долгие странствия по монастырям и пустыням. Разные редакции жития приводят их разные, порой взаимоисключающие подробности. К сожалению, в житии почти нет упоминаний исторических событий и редки упоминания известных лиц, особенно светских, что естественно для биографии строгого отшельника. Много святых обителей обошел Павел, был и в Галичской великой пустыни, однако не ужился с ее настоятелем, требовавшим от всей братии строгого общежительства. Впрочем, в основной редакции жития упускается этот период и сразу повествуется о приходе Павла на Север, в необъятный Комельский лес. В то время эта территория тяготела к Костроме, и лишь в XVI в., в связи с возвышением Вологды в царствование Ивана Грозного, основанные здесь ранее монастыри стали называться вологодскими. Будучи уже в пожилых летах, преподобный Павел поселился в дупле старой липы на берегу реки Грязевицы и прожил там три года. До сих пор хранится в церкви в селе Раменье Грязовецкого района часть дерева с этим дуплом. Затем пустынник нашел необыкновенно располагающее к уединению и безмолвию место на правом берегу реки Нурмы, недалеко от впадения ее в Обнору. Там и поселился преподобный, построил себе келью и выкопал колодец.

Судьба готовила ему новые испытания. Некие злые люди избили его до полусмерти и бросили без чувств. Может быть, это были богопротивные разбойники, а может быть, простые поселяне, местные жители, опасавшиеся устройства по соседству монашеской обители. Бог не оставил Павла своей заботой: некие «боголюбпы» нашли его в столь незавидном положении и оказали помощь. Преподобный же повторял: «На Бога уповаю, что сотворит мне человек?».

В нескольких верстах от кельи Павла Обнорского находился монастырь, основанный другим подвижником православия — преподобным Сергием Нуромским. С первой встречи и до конца своей жизни Сергий оставался другом и собеседником Павла. Когда же Сергия не стало, Павел Обнорский вместе с учеником Сергия иноком Алексием отправился в Москву к митрополиту Фотию, чтобы получить от него разрешение на устроение храма и обители. Первоначально Павел был встречен неблагосклонно и получил отказ. Однако затем митрополит раскаялся в обиде, нанесенной «человеку Божию» и при следующей встрече с Павлом благословил его воздвигнуть храм Святой Троицы и устроить общежительную обитель. По своему смирению Павел отказался принять на себя сан священства, и первым священником учреждаемого монастыря стал Алексий. Когда храм был сооружен, Фотий послал пустыннику с антиминсом поучительную грамоту. Это было в 1414 г.

Когда обитель была устроена, Павел ввел в ней самый строгий устав. В нем отразился многолетний опыт духовной жизни преподобного. Устав требовал, чтобы в монастыре все было общее и никто не имел никакой собственности и не держал ничего излишнего. В келье могли находиться только иконы, книги и вода для умывания. Преподобный постоянно и тщательно наблюдал, чтобы все исполнялось «по преданию отеческому». Монахам не дозволялось переговариваться между собой ни во время богослужения, ни во время трапезы. Каждый после общей молитвы в храме или совместной трапезы должен был строго уединяться в своей келье. Останавливаться для беседы в монастырском дворе, посещать чужие кельи также строго запрещалось. Наказанием ослушникам было изгнание из монастыря. Сам же подвижник продолжал жить в своей убогой хижине на противоположной от монастыря стороне реки Нурмы. Согласно житийным сказаниям, по субботним и воскресным дням он приходил в монастырь и разделял с монахами их скромную трапезу, сам, впрочем, ничего не вкушал, кроме хлеба и кваса. Напитки горячие в монастыре не хранились, поскольку преподобный видел в них корень многих зол.

Скончался Павел Обнорский в глубокой старости. На смертном одре он настаивал, чтобы в уставе обители не делалось в будущем никаких послаблений. Похоронили преподобного в основанном им монастыре.

Точный срок жизни Павла Обнорского неизвестен. Житие определяет его в 112 лет, исходя из предположения, что после принятия иноческого сана преподобный пребывал 50 лет в разных монастырях и последние 40 лет прожил на месте основанной им обители. Некоторые детали подсказывают, что следует отнести его приход в Комельский лес примерно к рубежу XIV и XV вв. Да ведь и по смыслу жития Павел был намного моложе Сергия Радонежского, родившегося в 1314 или в 1322 г.

В 1538 г. Павло-Обнорский монастырь, сохранявший заветы своего основателя, был разорен казанскими татарами, многие монахи погибли. В 1546 г. игумен Протасий решил построить в обители каменную церковь над гробом Павла, от которого, по свидетельству Протасия, происходили чудеса и исцеления. На церковном соборе 1547 г. Павел Обнорский был объявлен общерусским святым и новым чудотворцем, а в следующем году ему была написана церковная служба. На иконе Павел представлен старцем со свитком, на котором начертано: «Не скорбите, братие, аще кто в месте сем претерпит, но надейся на милость Божию; не оставит его, аще и грешен будет, отдастся ему».

Отнесенный в XVIII в. к третьему классу, Павло-Обнорский монастырь был закрыт в апреле 1924 г. Позже в его помещениях располагался детский санаторий. В 90-е гг. XX века здесь было устроено подворье СпасоПрилуцкого монастыря, которое в конце 2003 г. Священный Синод Русской православной церкви определил преобразовать в Свято-Троицкий ПавлоОбнорский мужской монастырь.

Литература: Верюжский И. Исторические сказания о жизни святых, подвизавшихся в Вологодской епархии, прославляемых всею церковью и местночтимых. — Вологда, 1880. — С. 232—265. Каган М, Д. Житие Павла Обнорского // Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 2 (вторая половина XIV— XVI в.). Часть 1. А-К. - Д.: Наука, 1988. - С. 313-317. Ключевский В. О. Древнерусские жития святых как исторический источник.— М., 1871. — С. 271—272. Преподобный Павел Обнорский // Жития святых, в земле Российской просиявших: Русские святые X—XVIII веков. — СПб., 2001. - С. 234-236. 
А. С. Панов
<<< Назад В начало Далее >>>