Знаменитые люди Вологды


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ч Ш Щ Э Ю Я

Хабаров Ерофей Павлович (по прозвищу Святитский)

Русский землепроходец, первооткрыватель новых земель, составил «Чертеж реке Амуру (1610(?), д. Дмитриеве», ныне - Нюксенский р-н Вологодской обл.) - после 1671, д. Хабаровка, близ Илимска).

Точная дата рождения Е. Хабарова (возможно, ударение в слове приходилось на третий слог) неизвестна. Принято считать, что это произошло в 1610 г., но не все с этим согласны. Ф. Г. Сафронов предположил, что это произошло раньше — между 1601 и 1605 гг. Местом рождения является деревня Дмитриево Вотложенского стана Устюжского уезда (ныне — Нюксенский район Вологодской области), примерно в 80 километрах от Великого Устюга.

По северным городам и деревням ходили тогда рассказы об удивительных богатствах Сибири, о возможностях за несколько лет обогатиться с помощью торговли или охотничьего промысла. В 1628—1630 гг. Ерофей с братом Никифором предприняли первую поездку в Сибирь. Они дошли с караваном кочей до Мангазеи, где перезимовали, а весной дошли до Туруханска, откуда перебрались на р. Хету, на которой стояло Хетское зимовье. Ерофей остался на зимовье служить «целовальником» по сбору пошлин, а Никифор отправился дальше, на Таймырский полуостров. Весной 1630 г. Хабаровы вернулись в Мангазею, а затем через Тобольск — домой. Исследователи предполагают, что вернулись они с немалыми «добытками».

В 1632 г. братья Хабаровы вместе с племянником Артемием Филипповым вновь отправились в Сибирь. Судя по всему, экспедицию они снарядили на собственные «пожитки». Целью была добыча ценной пушнины (соболя, чернобурой лисицы и др.). Занимались они этим около шести-семи лет. Одновременно Е. Хабаров занимался и торговлей, продавая не только свою добычу, но и привозные товары, которые они обменивали у тунгусов и якутов на меха.

Большой ценностью в Сибири тогда были соль и хлеб, которые приходилось завозить из-за Урала. В 1639 г. Ерофей Павлович, именовавшийся тогда уже «торговым человеком», а значит являвшийся достаточно богатым человеком, подал в Енисейском остроге воеводе Н. Л. Веревкину челобитную с просьбой разрешить ему осесть на устье р. Куты для варки соли и выращивания хлебов. Посев, произведенный весной 1640 г., был первым в истории Ленско-Илимского края. Урожай получили хороший, и в 1641 г. Хабаров организовал распашку уже 26 десятин. Кроме того, он поставил у себя первую в Восточной Сибири соляную варницу и начал вываривать и продавать соль. Однако вскоре успехи Хабарова привлекли внимание местной администрации, и она «отписала» занятую им землю на государя. Хабаров завел хозяйство в новом месте — в устье реки Киренги, но воевода отобрал и эту землю, а самого его арестовал и заключил в якутскую тюрьму. В тюрьме Хабаров просидел около двух с половиной лет и был выпущен только во второй половине 1645 г.

В 1649 г. Ерофей Павлович, привлеченный слухами о богатствах Приамурья, организовал экспедицию в Даурскую землю. Содействие ему оказал новый воевода Францбеков, который снабдил его военным снаряжением, оружием и дал денег. К весне 1650 г. отряд Хабарова, насчитывавший 70 человек, добрался до р. Урки, впадающей в Амур, и двинулся вниз по Амуру. Здесь ему пришлось выдержать несколько вооруженных стычек с местным населением. Казаков привлекали рассказы туземцев о наличии где-то в этих краях серебряных рудников. После неудачного штурма поселения местного князя Албазы Хабаров вернулся в Якутск и набрал больший отряд (около 200 человек). У городка Албазина он разбил войска местных князьков и, устроив здесь свою базу, стал пытаться подчинить местное население московскому царю и собирать с них ясак.

Летом 1651 г. отряд на нескольких судах двинулся вниз по Амуру. В ходе движения постоянно происходили стычки с даурами, которые пытались защитить свои городки, но не могли устоять против вооружения казаков. Отряд прошел Даурскую землю и вышел во владения «гогулей» и нанайцев. Зиму Хабарову пришлось провести в одном из захваченных городков. В марте 1652 г. на городок напал большой отряд (до 1000 человек) «богдоевых людей» (маньчжуров), который пытался защитить подвластное население, но был разбит. Попытка установить контакт с правителями Маньчжурии успеха не имела, так как никто из местных не соглашался быть проводником. После этого сражения Хабаров решил вернуться обратно. Но в устье р. Зеи часть казаков взбунтовалась и, захватив три судна, опять поплыла вниз для сбора ясака. Хабарову пришлось догонять их и заставить подчиниться своей власти. Вторая зимовка состоялась в «Гуляцкой земле», и только весной 1653 г. они смогли вернуться в Даурию.

В августе 1653 г. сюда прибыл для осмотра присоединенных земель представитель царя московский дворянин Д. И. Зиновьев. Правительство начинало беспокоить растущая самостоятельность Хабарова. Зиновьев наградил участников экспедиции, но самого Хабарова отстранил от руководства и забрал с собой в Москву. Зиновьев действовал бесцеремонно и даже отобрал у Хабарова все его имущество. В столицу они прибыли в декабре 1654 г. Сибирский приказ разбирал дело Хабарова и приговором от 12 июня 1655 г. признал его во всем правым. Царь пожаловал Е. П. Хабарова в «дети боярские», что давало ему более высокое жалованье, но распорядился на Амур его не пускать. Кроме того, за Хабаровым числился большой долг за имущество, которое он взял на организацию экспедиции. В 1658 г. он выехал в Сибирь, где около Илимска у него было заведено хозяйство: дом, мельница, нанятые работники обрабатывали пашню. Деревня называлась Хабаровка.

О последних годах жизни Хабарова известно немного. Осенью 1667 г. в Тобольске Хабаров сообщил составителям «Чертежа всей Сибири» сведения о верховьях Лены и об Амуре. Тогда же он обращался к воеводе Годунову с челобитной, в которой просил разрешить ему вернуться на Амур, но Годунов послал его с тобольской ясачной казной в Москву. В Москве Хабаров тоже не добился такого разрешения и вернулся в свою Хабаровку. Умер он в начале февраля 1671 г. Похоронен, вероятней всего, в ограде УстьКиренского Троицкого монастыря, к которому и перешла его деревня по завещанию.

В мае 1885 г. на берегу Амура солдатами 13-го Восточно-Сибирского линейного батальона под руководством капитана Я. В. Дьяченко был заложен военный поселок, который получил название Хабаровка, а позднее вырос в город Хабаровск. К бывшей деревне Е. П. Хабарова он не имеет никакого отношения. Название — это дань памяти славному землепроходцу. Имя Хабарова носят также станция на Транссибирской магистрали и деревня в низовьях р. Киренги. 

 

Литература

 

Сафронов Ф. Г. Ерофей Хабаров. — Хабаровск, 1983. Леонтьева Г. А. Землепроходец Ерофей Павлович Хабаров. — М., 1991. История государства Российского: Жизнеописания. XVII век. - М., 1997. Отписка Ерофея Хабарова о походе в Даурию // Записки русских путешественников XVI—XVII вв. — М., 1988. — С. 372-392, 498-501.Ф. 
Я. Коновалов

  

  Отписка Ерофея Хабарова о походе в Даурию:
  Государя царя и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии воеводе Амитрею Андреевичи Францбекову да дьяку Осипу Стефановичу бьет челом холоп государев с великие реки Амура с усть Зии реки и с Кокориева улусу приказной человек Ерофейко Павлов Хабаров, с служилыми и с волными охочими людми с новоприборными даурскими служилыми людми.
  Жил я, холоп государев, с служилыми и охочими волными людми на великой реке Амуре в Албазине городе. И что у нас похожения нашего было, и о том обо всем государю было писано в отписках к тебе, Амитрею Андреевичю, и Осипу Стефановичу. 
  И июня в 2 день, поделав суды болшие и малые и прося у бога милости и у всемилостивого Спаса, из того города Албазина поплыли. И плыли мы два дни; и доплыли на другой день Дасаулов, был город князя Дасаула, и тот город сожжен, и юрты сожжены же, лише всего осталось две юртишка, а людей тут не изъехали.
  И мы от того городка плыли до полудни. И в половине дня наплыли юрты, и в тех юртах людей не изъехали. И те люди на кони пометались, и они, даурские люди, у нас все уехали, лише толко схватили ясырядаурскую бабу. И тот ясыръ сказал, что де по улусам даурские люди все живут.
  И мы того же часу в ленских стругах наскоро на низ побежали и нагребали двои юрты. И в тех юртах все люди даурские, подсмотря нас, на кони помечутся и убежат, лише ясыръ похватали. И сами они стали в иной улус и к городу ясак подавать стали, юрты сожгли и дым пустили.
  И мы того ж дни набежали на тот Гуйгударов город о закате солнца в ленских стругах... под тот Гуйгударов город. И тот Гуйгудар князь да с ним два князя и богодоевы люди улусные, мужики все, выехали против нас на берег, и нас не стали к берегу припущать. И мы по них из стругов из оружья ударили. И тут у них, даурских людей, побили человек с двадцать. И они, князья Гуйгудар, и Олемза, и Аотодий, и с улусными людми, государские грозы убоялись и с берегу отъехали. И мы наскоро из стругов своих пометались на берег и за ними побежали. И они, князья Гуйгудар, и Олемза, и Аотодий, с улусными людми, в те свои городы засели.
  ...И яз, приказной человек, велел толмачам говорить про государское величество, что «наш государь царь и великий князь Алексей Михайловичь всеа Русии страшен и грозен и всем царствам обладатель; и никакие орды не могут стоять против нашего государя царя и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии и против нашего бою; и вы, князь Гойгудар, да князь Олгодий, да князь Аотодий, будте нашему царю государю и великому князю Алексею Михайлович всеа Русии послушны и покорны, без драки сдайтесь, и нашему государю ясак давайте по своей мочи; и велит государь вас оберегать от иных орд, кто вам силен».
<<< Назад В начало Далее >>>