Знаменитые люди Вологды


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ч Ш Щ Э Ю Я

Нил Сорский (1433, г. Москва - 7.05.1508, Нило-Сорская пустынь, ныне - Вологодская обл., Кирилловский р-н)

Русский святой, один из основателей скитских монастырей на Руси, идеолог «нестяжательства».

Во многих книгах, посвященных жизни и деятельности Нила Сорского, его называют «великим старцем» и «начальником скитского жития» на Руси.

Родился преподобный Нил в 1433 г. в Москве. Несмотря на большое количество созданных им произведений, очень мало известно о его происхождении и родственных связях. По некоторым данным, он происходил из рода бояр Майковых. Мирское его имя — Николай. Летописец КириллоБелозерского монастыря сообщает о «Нилове брате» Андрее, в иночестве Арсении, который до пострижения был дьяком великих князей Московских Василия II и Ивана III. Андрей был «большим» (т. е. старшим) братом Нила. Возможно, у него был и младший брат — Даниил. Сам Нил Сорский, как считает Е. В. Романенко, АО пострига тоже начинал дьяческую карьеру. «Привычка к постоянному «книжному учению», точность и аккуратность в любом деле — эти яркие черты характера преподобного Нила были выработаны им, видимо, еще в годы дьяческой службы», — пишет Е. В. Романенко.

В начале 1450-х гг. Нил Сорский принял постриг в Кирилло-Белозерском монастыре. Принимал Нила Сорского в число братии ученик Кирилла Белозерского — игумен Кассиан. Наставником Нила был строгий и мудрый старец Паисий (Ярославов), который позднее был игуменом Троице-Сергиева монастыря. Духовная близость и дружба Нила с Паисием продолжались всю жизнь.  «Сначала, как и все новоначальные иноки, преподобный Нил проходил чередное (по очереди) послушание в монастырских хлебнях. "А кто не знает кирилловские хлебни!" — говорили тогда на Руси, имея в виду их огромный размер и тяжелый труд печь хлеб на многочисленную братию монастыря».

Будучи грамотным и ценя книгу, Нил Сорский занимался в монастыре и переписыванием книг. В частности, им было переписано несколько житий для годового цикла четий-миней, который был создан в монастыре в тот период. «Богатая и во многом уникальная... библиотека обители явилась, несомненно, одним из факторов становления старца Нила как подвижника и духовного писателя», — констатирует Е. В. Романенко. «Почти двадцать лет прожил он в Кириллове монастыре, — читаем мы в Житии Нила Сорского. — За это время отошли ко Господу монастырские старцы, воспитанные основателем обители. Порядки монастыря постепенно изменялись. Преподобный Кирилл заповедовал инокам строгое нестяжание. Если в обители чего-либо недоставало, святой не позволял просить милостыню у мирских людей. Но не все могли согласиться с такой строгой жизнью в нищете и скудости. Покинув мир и придя в монастырь, люди продолжали заниматься своими обычными мирскими делами. Больше всего они заботились о приобретении различных имений, гордясь богатством своего монастыря ».

В 1476-1478 гг. в монастыре произошел конфликт между старцами и игуменом Нифонтом, который, по их мнению, стал нарушать устав основателя монастыря Кирилла. Старцы покинули монастырь, и, видимо, в это же время ушел из монастыря и Нил Сорский. Но не только конфликт стал причиной оставления Нилом Кирилло-Белозерского монастыря. У него, видимо, давно зрело желание посетить монастыри Константинополя и Афона, где, как он считал, сохранились традиции истинного монашества. Сопровождал Нила в паломничестве на Восток его ученик Иннокентий (Охлябин, Охлябинин).

В Константинополе путешественники посетили храм Святой Софии, Влахернский храм, древнюю Студийскую обитель, основанную святым Феодором Студийским. «Монашеская жизнь Константинополя не была уничтожена завоеванием. В городе и его окрестностях продолжали существовать малые монастыри — скиты. Они и привлекли к себе особенное внимание старцев Нила и Иннокентия.

Все скиты были устроены по одному правилу. Вокруг опытного старца собиралось несколько его учеников — два или три. Каждый монах жил и безмолствовал наедине, но всегда мог прийти к старцу на исповедь и за духовным советом... "Жилищем безмолвия" назвал преподобный Нил скиты».

Затем путешественники познакомились с жизнью скитов на Афонской горе. «Афонские скиты находились в пустынных и скорбных местах. Ничто, даже красота видимой природы, не должно было отвлекать подвижников от Богомыслия и молитвы. Здесь увидел старец Нил жестокое и трудное, но в то же время исполненное необычайной духовной радости житие афонских подвижников. Здесь жили люди, имевшие различные духовные дарования. Здесь был корень монашеской жизни Афона».

Знакомясь с неизвестным ему ранее видом монашеского подвижничества, Нил пытался постигнуть не  только его внешние формы, но, главное, вникнуть в смысл и дух «умного иноческого делания». Личное самосовершенствование через молитву и непрестанную духовную работу возможно только при полном отрешении от всего мирского, т. е. в уединении. Вернувшись на родину, Нил попытался претворить усвоенные им принципы в жизнь. Первоначально он построил себе келью невдалеке от ограды Кирилло-Белозерского монастыря и жил в ней некоторое время уединенно. А затем нашел место за 15 верст от монастыря, на реке Сорке (Соре), поставил здесь крест, выкопал келью, построил часовню, а когда к нему присоединилось несколько человек братии, то они построили церковь. Обитель действовала на особых отшельнических правилах по образу афонских скитов. Кстати, такой порядок был изложен и в уставе, список которого находится в рукописях Кирилло-Белозерского монастыря. Профессор Московского университета С. П. Шевырев, посетивший Нило-Сорскую пустынь в 1847 г., так описывал местность, где она располагалась: «Дико, пусто и мрачно то место, где Нилом был сооружен скит. Почва ровная, но болотистая, кругом лес, более хвойный, чем лиственный. Река Сора, или Сорка, давшая прозвище угоднику Божию, не вьется, а тянется и похожа более на стоячую, нежели текучую воду. Среди различных угодий, которыми изобильна счастливая природа стран Белоезерских, трудно отыскать место более грустное и уединенное, чем эта пустыня...». В скиту обычно жило 6—14 человек. В обитель принимали только тех, кто уже постригся в монахи, причем только грамотных, так как без самостоятельного изучения божественных писаний невозможно никакое самосовершенствование. Жизнь в скиту была тяжелой. Современник писал: «А какая им скорбь случается от уныния и от того, что людей не видят, этого словами сказать невозможно». В кельях жили по одному. Лес на территории скита рубить запрещалось, поэтому из одной кельи можно было видеть не более одной другой. В кельях имелись книги (неграмотных в скит не принимали), иконы и самое нужное, скромное. Слуг не держали, скота не было, питались «от праведных трудов своего рукоделия», пользоваться стяжаниями, «от чужих трудов собираемыми », возбранялось. Встречались все вместе монахи только два раза в неделю: на всенощной в среду вечером и в воскресенье.

Для самого же Нила Сорского это было время напряженной духовной работы. «Живя наедине, — писал он в одном из «Посланий», — занимаюсь испытанием духовных писаний: прежде всего испытываю заповеди Господни и их толкование — предания апостолов, потом — жития и наставления святых отцов. О всем том размышляю и что, по рассуждению моему, нахожу богоугодного и полезного для души моей, переписываю для себя...». За время жизни в Сорском монастыре Нилом были составлены несколько сборников житий древних святых. В работе над сборниками Нил выступал не как простой писец, а как опытный редактор и составитель. Жития были для Нила важным источником духовного совершенствования. Нилом написаны также «Предание учеником о жительстве скитском», которое являлось уставом для созданной им обители, и несколько «Посланий» («Послание к брату, вопросившему его о помыслах»; «Послание к брату на пользу души»; «Послание от божественных писаний во отце скорбящему брату» и др.). Монашеский подвиг сосредоточивается у Нила на «умном делании», которое есть не что иное, как борьба с дурными помыслами, которых он насчитывал восемь (чревообъедение, блуд, сребролюбие, гнев, печаль, уныние, тщеславие и гордость). «Произведения Нила Сорского в философском отношении являются наиболее значительными из того, что оставил нам в наследство XV в. Они наглядно свидетельствуют о появлении интереса к индивидуальному душевному миру человека», — констатирует один из исследователей.

Новый путь жизни, избранный Нилом, изумлял современников. Вокруг Нила Сорского возникает целая школа ученых монахов, его последователей. Спутник его по путешествию на Восток Иннокентий по благословению старца основал монастырь на речке Нурме и после смерти был канонизирован. В числе учеников Нила были князь Вассиан Косой, племянник Темного, который против своей воли был пострижен в Кириллове, и два именитых инока из Иосифо-Волоколамскаго монастыря: Дионисий, князь Звенигородский, и Нил Полев из рода смоленских князей.

Духовный авторитет Нила Сорского был в тот период в церкви настолько велик, что, не занимая никакого поста в церковной иерархии, он тем не менее участвовал в церковном соборе 1490 г. в Москве, где рассматривался вопрос о еретиках «жидовскаа мудрствующих», и в соборе 1503 г., где по инициативе Ивана III обсуждалось монастырское землевладение. Нил решительно выступил за отобрание у монастырей всех недвижимых имуществ. По его воззрению, только то достояние можно считать законным и богоугодным, которое приобретено собственным трудом. Противники «нестяжания » выступили резко против, и предложение Нила не было принято. Спор «нестяжателей» и «иосифлян» продолжился и после собора, но Нил Сорский участия в нем не принимал.

7 мая 1508 г. Нил умер. В своем завещании он просил после смерти бросить его тело, как грешное и недостойное погребения, на съедение зверям и птицам, а если и совершить погребение, то «со всяким бесчестием». Монахи не исполнили его завещания, на месте его захоронения был положен камень, на котором были написаны год, место и день его кончины. Позднее на этом месте была поставлена часовня, в которой находилась рака преподобного. «Первая попытка составить его житие относится ко второй половине XVII в., — констатирует исследовательница жизни и творчества Нила Сорского Е. В. Романенко. — В 1674 г. тотемский дьяк Иван Иванович Плешков написал повесть «О преподобном отце нашем старце Ниле и о того честней обители, иже есть во области Бела езера в Сорской пустыни». В своей повести Плешков сообщил только краткие сведения, отметив, что не нашел нигде письменных свидетельств о преподобном.

После канонизации Нила Сорского в 50—70-х гг. XVII в. сведения о его жизни и чудесах стали записываться. Так возникли отдельные повести: «Повесть о пришествии преподобного Нила», «Повесть о представлении и погребении преподобного Нила», «Чудо об образе како начат писатися», «Чудо о явлении во сне царю Иоанну Васильевичу», «Чудо об избавлении отрока от нечистого духа» и иные чудеса. Они сохранились в рукописных книгах Сорского скита. Все повести относятся к сравнительно позднему времени — XVIII—XIX вв.

В начале XIX в. некий монах Нило-Сорского скита (предположительно, иеромонах Никон (Прихудайлов)) составил цельное житие преподобного. В нем было сделано главное — создан духовный портрет основателя скита. Поскольку житие составлялось уже через три столетия после представления преподобного Нила, оно небогато историческими сведениями о святом.

В 2001 г. было издано «Житие преподобного Нила Сорского, Белозерского чудотворца». Автором-составителем его является Е. В. Романенко. В предисловии она пишет: «Данная книга — попытка собрать воедино, насколько это возможно, все известные исторические свидетельства о преподобном Ниле Сорском». Иными словами, это современный вариант жития. Кроме того, существует огромная историческая литература о Ниле Сорском. Интерес к его жизни и творчеству — свидетельство огромного влияния, которое оказал Нил Сорский не только на своих современников и церковную жизнь, но и на становление духовной составляющей всего современного общества.

Литература Житие преподобного Нила Сорского, Белозерского чудотворца. — М.; Вологда, 2001. Романенко Е. В. Нил Сорский и традиции русского монашества. - М., 2003. Прохоров Г. М. Житие и чудеса Нила Сорского в списке первой четверти XIX в. // Труды Отдела древнерусской литературы. - Вып. 50. - СПб., 1997. - С. 558-567. Прохоров Г. М. Нил Сорский // Словарь книжников и книжности Древней Руси. — Вып. 2. — Часть 2. — Л., 1989. — С. 133-141. 
ф. Я. Коновалов
<<< Назад В начало Далее >>>