Знаменитые люди Вологды


А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ч Ш Щ Э Ю Я

Никандров Александр Михайлович

Мичман, родился в декабре 1912 года в деревне Устье Белозерского района. В 1934 году был призван на флот. Пять лет плавал на эсминцах Балтики. Когда началась Великая Отечественная война, Никандрова направили на Северный флот. Войну закончил на Дальнем Востоке.

Звание Героя Советского Союза присвоено Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 сентября 1945 года. Место житеьства в городе Омске.

О подвигах А. М. Никандрова рассказывает дважды Герой Советского Союза Виктор Леонов.

В разведывательный отряд Северного флота Александр Никандров пришел в первые дни войны. Отряд разведчиков он выбрал потому, что там было трудно, а основные тяготы войны, считал он, должны лечь на плечи его сверстников, людей, уже знающих жизнь. Никандров был, пожалуй, единственным разведчиком нашего отряда, который, пройдя войну, не имел ни одного серьезного ранения.

В сентябре 1942 года отряд должен был провести батальон морской пехоты в тыл врага для разгрома опорного пункта на мысе Могильный. Перед рассветом мы подошли к Могильному. Несколько групп разведчиков завязали бой в опорном пункте. Однако батальон под артиллерийским и минометным огнем противника вынужден был отойти. Отошла и большая часть нашего отряда. Александр Никандров находился сзади батальона, но он не отошел. Верный традициям нерушимой морской дружбы, он с двумя разведчиками — Горшковым и Пановым пошёл на помощь мне и моим товарищам, дравшимся на Могильном. Они не сумели пробиться к нам: противник уже занял перешеек и лишил нас всякой поддержки с материка. Василий Горшков, поняв, что они втроем не сумеют пробиться, сказал:
— Товарищ старшина, мы уже бесполезны тем, кто на Могильном, нужно отходить, иначе и батальон не догоним.
— Нет, не бесполезны, — возразил Никандров. — Они еще живы и дерутся. И каждый убитый здесь враг — это тоже помощь им. Будем драться...

Весь день три отважных разведчика оставались у перешейка. Они обстреливали врагов, отвлекали огонь на себя, маневрировали по сопкам, дрались мужественно, делали все, что могли, помогая нам. И лишь когда мы, восемь израненных разведчиков, уже ночью прорвались через перешеек, Никандров стал отходить вместе с нами. Тогда-то он сказал мне:
— Мы не видели вас, но по взрывам гранат, по автоматным очередям следили за вашими действиями. Когда вы усилили огонь, мы тоже больше стреляли по врагам на перешейке или, подобравшись поближе, забрасывали их гранатами. Возможно, мы и не помогли вам, но и уйти не могли.
— Нет, Саша, вы помогли нам, — ответил я. — Спасибо вам за огонь, а еще больше за то, что еще раз доказали: моряки друзей в беде не оставляют.

За этот бой Александр Никадров получил свою первую награду — орден Красного Знамени и звание главного старшины. Вскоре он был назначен командиром взвода разведчиков.

Однажды, это было в Северной Норвегии, отряду была поставлена задача захватить пленных с прибрежной дороги. Задача была не из легких: передвижение войск противника производилось только в дневное время и под прикрытием береговых батарей.

Когда стемнело, мы подошли к мысу Дангбюнес. На нашу беду волнение на море усилилось — к берегу не подойдешь. Пришлось использовать легкие надувные лодки. Александр Никандров руководил высадкой и провел ее блестяще. На берегу разведчики быстро сбросили с себя все лишнее, оставляя при себе только оружие и боезапас. Вражеские машины приближались к району высадки, а от воды до дороги было больше трех километров. Никандров спокойно спросил меня:
— Что, будем сдавать нормы по бегу?
— Иного выхода нет, — ответил я. — Упустим эту автоколонну, другой не дождемся.
— Тогда побежали, — сказал он, с сожалением бросая на землю рюкзак.

Мы бежали по глубокому снегу, часто проваливаясь выше колен и падая. Вот и дорога. Вражеские машины рядом. Одна за другой проходят они мимо, громко урча моторами. И вдруг где-то слева — взрыв. Это Анатолий Баринов со своими разведчиками подорвал головную машину. Застрочили автоматы и пулеметы, раздались взрывы гранат. Бой развернулся вдоль всей автоколонны. В разгаре боя нам удалось захватить в плен одного солдата, но он был ранен. Вскоре поступил доклад и от Баринова. Он тоже захватил пленного. Я приказал отправить «языков» на катера. Схватка на дороге заканчивалась, и лишь там, где действовала группа Никандрова, гремели выстрелы. Но когда я с несколькими разведчиками подошел к хвосту автоколонны, бой уже прекратился и Никандров доложил:
— Задача выполнена. Взят один пленный. Но пришлось тяжело: на нашу долю достались автобусы. Из них выскочило много солдат. Они отчаянно сопротивлялись, а действовать гранатами мы не решались: могли перебить всех и некого было бы брать в плен.

Мы со своими «трофеями» спокойно покинули норвежский берег. А штаб немецких войск на Севере потом сообщал, что «русские высадили крупный десант с целью оккупации Северной Норвегии, но доблестными войсками фюрера десант был частично уничтожен, частично сброшен в море».

За эту операцию Александр Никандров получил орден Отечественной войны и новое звание — мичман.

Разведчикам нашего отряда пришлось вести немало боев на суровой земле Заполярья. Мичман Никандров поражал всех своей выдержкой и спокойствием. После победы над фашистской Германией отряд уехал на Восток кончать вторую мировую войну.

Тяжелым был для отряда бой в корейском порту Сейсин. В первый день мы заняли центр города и мосты через реку, отрезав японским войскам путь к отступлению на юг.

Второй день начался яростными атаками японских войск на шоссейный мост, который оборонял взвод мичмана Никандрова. Все чаще и чаще вспыхивали рукопашные схватки. Самураи лезли на рожон. Нам было тяжело. Такие мастера рукопашного боя, как Герои Советского Союза Агафонов, Пшеничных, Соколов, разведчики Барышев, Гугуев, Соболев и другие, подпускали японцев к себе вплотную и потом стремительно бросались вперед, работая штыком и прикладом. Сам мичман Никандров, появлялся всюду, где было особенно жарко.

Мы пробились в порт, отстояли плацдарм и обеспечили высадку десанта. Порт Сейсин был очищен от вражеских войск. Разведчики отдыхали. Мичман Никандров ходил от группы к группе отдыхавших разведчиков и по доброй флотской привычке старался навести морской порядок во внешнем виде своих разведчиков.

Там, на востоке, за ратные труды нашему морскому волку Никандрову было присвоено звание Героя Советского Союза. Там, на востоке, стал наш отряд гвардейским.

<<< Назад В начало Далее >>>